Андрей выпрямился и кивнул с готовностью, не хуже, чем я. Когда мы выбрались из палатки, он вытер ладонью пот со лба.

 

  • Силен ваш начальник! Давненько я себя салагой не чувствовал, - он засмеялся и открыл руки: - ну здравствуй, моя непослушная отличница!

Я размазала слезы по твердой груди. Нет в целой Вселенной надежней и роднее места для меня. Андрей.

  • Я не планировал здесь задерживаться, и тем более до завтра, - начал он. Обняв меня за плечи, повел к Главному корпусу. - Думал, что заберу тебя в охапку и сволоку в Сент- Грей к Анне.
  • А теперь? - я остановилась. Хотела идти в родную эскадрилью. Эспо и ребята ждут меня там наверняка.
  • А теперь я отец героического курсанта Петрова и свадебный генерал на завтрашнем празднике, - Андрей засмеялся. Как же люблю, когда он так открыто радуется! - Поэтому мы сядем в такси и уедем в здешний центр жизни.

Там мы вкусно пообедаем и купим тебе юбку. Потом поужинаем, и ты мне расскажешь все-все-все.

  • Юбку? - я округлила глаза. Перспектива рассказов в стиле «все-все-все» мне не нравилась ваще.
  • Конечно! - Андрей смеялся, - не почапаешь же ты на лучший день своей жизни в летном комбезе. Нужна определенно юбка и туфли на каблуке!

Мы давно не виделись. Целый год. Накопили новостей и признаний воз и маленькую тележку. Под сладкий шеридан, мороженое и виноград рассказали друг другу все. Даже то, что, может быть, не стоило. Никогда у меня не было секретов от этого человека. Наш разговор затянулся за полночь, я не заметила, как уснула на толстом ковре пентхауса в лучшем отеле Левобережья. Сильные руки отнесли меня в спальню и укрыли одеялом с лавандовым запахом. Но я упрямо вернулась обратно и легла на угол широкого дивана ему в ноги, как делала это давным-давно на старом пограничном шлюпе. Том самом, на котором служил Андрей, когда выловил меня из закоулков Дальнего Космоса.

Лимузин отеля, сверкая черным лаком боков, провез нас под знаменитыми воротами Школы. Люди, наряженные в праздничные одежды, шли на Главный праздник здешнего лета. Летный выпуск. Родня, друзья, курсанты наземных отделений. Девушки несли цветы. Торопились поздравить

любимых с исполнением мечты всей жизни. Многие с любопытством подсматривали в непроглядно-черные стекла автомобиля.

В новом бледно-зеленом костюме с эмблемой школы на груди я смахивала на стюардессу бизнес-джета. Пилотки мне серьезно не хватало. Вылинявшая в летных приключениях фуражка не годилась категорически, но я держалась за нее, как за якорь. Иначе, с непокрытой головой, мне придется приседать перед бригадиром в книксене.

  • Не боишься? - спросил Андрей, кладя тяжелую светлокожую ладонь на мою загорелую кисть. Улыбается, а глаза серьезные.

Я не боялась. Удивилась:

  • Кого мне бояться?
  • Все же ты морочила парням голову четыре месяца. Реакция может быть любой, в том числе, непредсказуемой - сказал он негромко, протянул руку, предлагая выбраться из машины.
  • Ничего страшного, Андрей.

Я вышла из лимузина со своей стороны. Обогнула черный автомобиль и взяла командора под руку. Выпрямила спинку, выставила подбородок параллельно земле, как учили в Сент- Грей и повторила свою старую фразу:

  • Бог не выдаст, свинья не съест. Вперед!
  • Я рядом, малышка, - мужчина вздохнул, - если...

Задорный горнист протрубил построение. Ребята

устремились к своим местам.

  • Все-все! - я отцепилась от командора и понеслась вслед за всеми.

Не так уж много изумленных взглядов мне досталось за то короткое время, пока становилась в строй на привычное место. Но Эспо! Его глаза походили на блюдца, когда я встала вторым номером за его спиной.

  • Это что?
  • Это я.
  • Как ты говоришь? Неназываемый? Неназываемый! - дальше говорить он не мог. Некогда.

Бригадир выехал на плац на любимом вороном жеребце. Сделав малый круг, он вытащил сверкающую шашку и отсалютовал курсантам. Поздравил с окончанием курса. Троекратное короткое «ура» стало традиционным ответом. Я кричала вместе с товарищами и не пряталась особо за спину комэска.

Бригадир спешился и встал к остальным преподавателям на трибуну. Резкий утренний ветер сносил в сторону его отрывистые фразы, усиленные микрофоном. Да все знали и так, что Первая эскадрилья пограничников полностью оправдала свое название и репутацию, все и вся победила. Фамилии новоиспеченных летчиков в алфавитном порядке, сердечные поздравления и рукопожатия. Напряженные ладони выпускников, остро брошенные к фуражкам. Эспозито не оборачивался, стоял молча, закаменев спиной.

  • Наша Школа идет в ногу со временем... первая девушка- выпускник. .. летчик четвертого класса... прекрасная половина человечества... Петрова Ло!

Есть такие моменты в жизни, ради которых стоит родиться на свет. Я шла получать свое удостоверение летчика в юбке и в туфлях на каблуке. Тишина абсолютная, только ветер щелкает громко длинными цветными полосами на флагштоках.

  • Вчерашний случай нападения... выявил... номерной знак за отвагу и спасение товарища... - не смолкала уверенная речь полковника. Бронза и настоящая перегородчатая эмаль. Тяжелая брошь в виде настенного щита украсила мою грудь справа. - Всем следует брать пример и гордиться...

Выспренние пассажи господина полковника иссякли.

Ощутив честное, твердое рукопожатие бригадира, я пошла назад. Неловко поскрипывали песчинки под каблуками моих туфель в общей немоте. Только Залив бился с глухим шорохом в высокий берег. Потом раздался странный звук. Словно ливень упал на сухую землю. Аплодисменты. Летчики всех трех эскадрилий стучали в ладони и улыбались. Эспозито ударил первым. Я видела. Братья, Правый и Левый, выкидывали вверх большие пальцы обеих рук. Иван бил одной громадной ладонью в другую и успевал показывать кулак. Кацман не аплодировал. Смотрел близорукими глазами, не веря. Бледный Кей-Мерер провел ладонью по лицу и отвернулся.

  • Полтора километра ног! Ямочки на коленочках! Где были мои глаза? - Ваня схватил меня в охапку, - сестренка, ты нас сделала!

Он стиснул медвежьи объятия и звонко поцеловал меня в щеку. Обновил родственный статус.

  • Слава богу, свершилось небывалое! Имеется девушка в эскадрилье. Теперь каждый полезет обниматься, - Эспозито взял мою левую руку и поднес к губам. Добавил тихо,только мне: - Куда я смотрел?

Однако, его галантный пример не оценили, да и не заметили. Всякий, кто сказал мне за время учебы хотя бы слово, хлопал по плечу и чмокал в щечку. Через пять минут я раскраснелась и стала похожа на купчиху за чаем. Чья-то нахальная лапа прилетела ниже пояса.

  • Стоп! - сказала я громко. И сделала шаг назад. - Если еще хоть один засранец пощупает меня за задницу, откушу грабли по самые яйца. И я не шучу. Эспо подтверди.

Они заржали радостно, эти тестостероновые дураки.

  • Зуб даю, - смеялся комэск. Водил по мне черными глазами, словно заново увидел.
  • А я в глаз даю! - вмешался громко побратим, - За сестренку свою...

Его уже не слушали. Шли нестройной компанией в столовую. Фуршет. Бал. Выпускной.

Белый лайнер низко прошел над нашими головами. Я инстинктивно придержала рукой фуражку на затылке.

  • Маманя увезла родимое дитятко в гнездо, - засмеялся Иван.

Я живо обернулась в его сторону.

  • Ты не узнаешь, Ло? Это же супер-джет нашего барона. Бай- бай, малыш, домашнее войско ждет тебя, - он сделал огромненькой ладошкой прощальный жест.
  • Вот зря ты так про нашего комэска, Ваня, - вступились тут же Левый и Правый. - его вчера в лазарете только третьей капельницей в чувство привели. Мадам баронесса примчалась на «Гольфстриме». Хлопала крыльями и хотела сразу домой увезти. Но Кей не согласился, остался со своими тройками до конца. Нас всех выпустил. Всем руки пожал и работу предложил. Кроме нас с братом, все ребята Третьей эскадрильи идут к нему служить. А с вами, комэски, мартини дул до полуночи, кстати.

Я переводила взгляд с одного друга на другого. Барон?

  • Да пошутил я, неясно что ли? - прогудел побратим виновато.
  • Он приходил? - я остановилась.
  • Приходил, - Эспо смотрел с неясной насмешкой. Взял меня под руку и продолжил движение. Из распахнутых дверей дотягивались звуки вальса. Венский лес. - Кей ждал тебя, злился, видать, спасибо сказать хотел. Редчайший случай высочайшей благодарности. А тебя след простыл. А ты, оказывается, на Левобережье с командором подался. Что прикажешь думать? Почему с командором? С чего вдруг, да ещё с ночевкой? Ты всех нас запутал, Петров! Сори, запутала. Подари мне первый танец, Ло.

Комэск повторил свой элегантный фокус. Поцеловал пальцы.

  • Нифига! Я первый танцую с сестрой! - Иван был тут как тут.

Близнецы претендовали не легче. Споря и отбиваясь, наша компания вошла в банкетно украшенный зал столовой. Я снова сорвала аплодисменты. Возможно, я их не слишком заслужила, но приятно было зверски. Парни жмурились, как сытые коты, ныряя и выныривая в волнах моей славы.

Пришел бригадир и всех умыл. Ловко увел меня по плитам пола чертить танцевальные па заправским аллюром. Снова дружное хлопание в ладоши в финале.

  • А девкой ты, Петров, краше в сто раз! - получила коммент от начальства. Присела в книксене, куда ж деваться.

Вместо родной эскадрильи бригадир вернул меня Андрею. С ним я тоже сделала красивый тур по танцевальной зале.

  • Пойдем к твоим ребятам, - сказал мне командор, когда музыка стихла, - я хочу познакомиться лично.

Это понятно. Я полночи ему рассказывала, какие они замечательные парни, мои имперские соколы.

По списку: Эспозито, Ваня, Левый, Правый, Изя и ещё человек пятнадцать из трех эскадрилий удостоились чести пожать руку Командору Дальних Рубежей. Еще бы! Они смотрели на него, как на бога, как на воплощенную мечту. Вышитые звезды на плечах в неполные тридцать пять лет. Все здесь хотели стать командорами. Седые виски в счет не шли.

  • Где же барон Кей-Мерер? Я хотел поприветствовать его в качестве друга моей дочери.