-Га-а-ад! Бо-о-ольно-о-о!

Удивительное дело. Вроде я не парень и даже не человек, но жалко мне ее стало невозможно.

Хоть садись и рыдай рядом. Я пошарила рукой. Звякнули бутылки. Сидр!

  • Ну прости меня, я не нарочно, ей-богу, - искренне попросила я. Сорвала бумажную обертку на пробке. - По глоточку?

Сладкие пузырьки ударили в нос. А потом ушли в мозг. Алинка болтала без умолку.

  • Все равно у нас ничего бы не вышло! Сколько тебе? Пятнадцать? Я старше тебя на три года, а это плохо, должно быть...
  • Послушай, - я попыталась вклиниться. Не вышло.
  • У нас, как у вас в Лиссе, с мужиками завал полный, хоть на большую дорогу выходи воровать. За последние двадцать лет не родилось ни одного мальчика. Только девочки. Да ты и сам знаешь, да? Нет? когда уж этот закон чертов отменят! Вот тебя где усыновили? В саму Столицу, поди, ездили, наверное, твои родители богатые, это ведь так дорого, жуть! Почему ты молчишь все время? Что-то не похоже, что ты из Лисса, паренек, - она отодвинулась и посмотрела на меня строго.

В луче солнца из окошка плясали золотистые пылинки. Доносился шум многих голосов с площади. Что там? Большая распродажа? Я никогда не интересовалась ни имперской политикой, ни историей. На уроках в Сент-Грей про такое не рассказывали.

  • Я не из Лисса,ты угадала, - я быстренько вклинилась в паузу, переводя тему, - я товарища ищу.
  • Парня? - тут же сделала стойку моя подружка.
  • Да, - я солидно поддакнула. Стала расписывать красоты барона. Может быть, не стоило? - Два метра ростом, в плечах косая сажень, глаза голубые. Вот тут у него татуировка, вот тут кубики на прессе. Блондин. Волосы вьются до самых плеч. Летчик.
  • Летчик? - переспросила Алинка. Как-то без особого энтузиазма. - Нет, не встречала.
  • Да уж ты бы его не пропустила, - ухмыльнулась я. Эту пошлую улыбочку я подглядела у рыжих близнецов. Как они там без меня и барона? - Женщины его просто обожают.
  • Мне не нравятся такце парни! Наверняка, он зазнайка и драчун, - прервала мои дифирамбы комэску девушка, - пошли наверх! Хватит бездельничать.

Драчун. Я ухмылялась в затылок решительной Алинке. Кей- Мерер драчун без вариантов, а уж какой зазнайка!

Г де же тебя искать, мой барон?

Мы поклялись старому Мартину всем, чем только можно и нельзя. Божились долго, что мы не жених с невестой и прекрасно себя в этом смысле чувствуем. Наконец, он махнул тяжелой рукой и отпустил гулять.

Я не заметила в этом мире ни теле, ни радио, ни сотовой, ни еще хоть какой-нибудь связи. Красота! Газеты у них есть? Из бумаги или хотя бы на глиняных табличках.

  • Как вы узнаете новости? - я с интересом разглядывала мужика у большой коричневой доски. Он принимал у дам деньги и совал бумажки взамен. Что-то писал в блокноте и на доске. Букмекерская контора?
  • Откуда ты свалился Лео? С неба? А еще курсант чего-то там! - Алинка глядела на меня, как на дитя неразумное. И точно. - Я буду звать тебя Левушкой. На Лео ты не тянешь, уж извини. Мы живем в репарационной зоне, дубина.

Слово «репарация» я слыхала , но зона? И какая была война,и кто в ней победил? Страдая от невозможности заглянуть в Сеть, я решила продвинуться хотя бы в вопросе ставок на

Состязание стрелков.

  • Минимальная ставка - десять крон. Взнос за участие - пятьдесят, - сообщил мне, сочась буквально любезностью, букмекер.

Я машинально полезла в карманы. Там звенели серебряные монеты. Старик герр Шен-Зон, приняв от меня реальное золото в своем ателье, благородно дал сдачу не хуже.

  • Имперское серебро! О-о-о! как давно я не слышал звона настоящих денег! Чудесно! Я дам вам лучший обменный курс, не сомневайтесь, господин офицер! Что желаете играть: ординарчик, экспрессик, кросс? - сложил ручки на груди верткий мужичок. У него очки солнцезащитные запотели от радости. Еще пара минут и произведет меня в генералы.
  • Одну минуточку! - Алинка схватила меня за плечо, оттащила в сторону. - Пошли в банк, Левушка, узнаем курс, не то герр Мосин обдерет тебя, глупыша, как липку. Ты будешь участвовать? Ты ведь умеешь стрелять?

Я помалкивала , шагая послушно за быстроногой своей подружкой. Та сыпала звонкой скороговоркой чужие мне имена. Рассказывала про местные обычаи, фаворитов и засады. Состязание в меткости меня манило. Поиграть-пострелять было бы не дурно, это интересно, я обожаю танцы с судьбой.

Да дела у меня здесь совсем другие.

Нежной мелодией прозвонил большой сверкающий хронометр в специальной нише между окон богатого здания. Ему откликнулись не меньше десятка разных звонов и песенок из карманов сюртуков, штанов и бархатных ридикюлей. Полдень. Все увенчал собой громкий бой Столичных курантов. Здесь? В этой дыре? Я удивилась и повернула голову на звук.

На фоне старой кладки стены развернулось голографическое изображение, почти всю плоскость собой заняло. Империя рассказывала и показывала новости своим подданным. Однако, горожане и селяне, как шли по своим делам, так и не замедлили шага. Одна я, как деревенский дурачок, затормозила посреди тротуара и глядела, откровенно мешая.

  • Левушка! Не стой, как чурбан, пошли, - тянула меня за руку Алинка, - ты точно с неба упал! Никогда новостей не видел?
  • Никогда! - я не стала отпираться. - А тебе не ицтересно разве?

Девушка прыснула от смеха, прохожие заулыбались невольно следом. Хорошенькая ужасно! Интересно, как бы отреагировал на нее Кей-Мерер? Неясно. Вот рыжих ОТулов Алинка свела бы с ума, не глядя.

Сколько времени я здесь торчу? Прикидывая совсем грубо, не меньше шести часов. Ого!

  • Вот ты насмешил, мальчишечка! Новости! Что может быть интересного в этой скучной байде? Где мы, а где Империя, сам-то подумай!

Девичий звонкий голосок рассыпался чудным колокольчиком. Барышня тащила меня в сторону от занятных картинок. Я неохотно поддавалась.

Что-то там происходило в подрагивающей от слабого сигнала картинке. Солидные немолодые люди, мужики поголовно, сидели за огромным круглым столом. Золотое шитье мундиров, брильянтовые звезды наград на разноцветных лентах под тяжелыми квадратными подбородками. Снова звезды, но уже на груди. Погоны и высокие воротники. Равнодушно-вежливый диктор переводил высокий имперский язык на местный диалект. Ни черта не понятно в результате, словно специально старается.

Мы свернули за угол. Банк. Моя девушка серьезно застыла у зеркальных дверей. Смахнула невидимую пылинку с юбки, заправила лоцон за прелестное ушко, крепче взяла меня за руку и сделала шаг.

Аромат влажной белой сирени. Слабоватый, но вполне читаемый. Барон.

  • Прости, - я вырвала ладонь и пошла на запах.
  • Ты куда? - девушка успела поймать меня за рукав, - мы же

деньги менять собирались, ставки делать, уже полдень пробило!

  • Мне надо бежать, где-то здесь мой комэск, - я с силой начала разжимать ее пальчики. - Я слышу!
  • Что ты можешь слышать, Левушка! Это же Центральная площадь, - она не отлеплялась . На секунду запах ванили отрезал от меня белую сирень. - Ничего ты...
  • Заткнись! - рявкнула я.

Сделала обманное движение влево, потом резко подалась вперед. Барышня потеряла мою руку, ее развернуло, взметнулись юбки высоко. Алинка чудом удержалась на ногах. Белая сирень снова коснулась обоняния, двигалась где-то впереди. Мне стало стыдно.

  • Прости, милая! Я вернусь через десять минут! Я сейчас!

Но девушка уже отвернулась, поджав губки. Звонкие

каблучки зацокали прочь. Обиделась, жалко.

Неназываемый! Я махнула рукой и побежала своей дорогой.

Стараясь не сталкиваться с горожанами, я неслась, вдыхая сиреневый шлейф. Он становился глубже, насыщеннее, шире. Вскоре к белой цветочной теме прибавился животный букет из свежей алой крови, пурпурно-унизительной боли и серого глухого отчаяния. Улица становилась все уже и закончилась низкой калиткой в каменном заборе. Молодая виноградная листва скрывала ее ненавязчиво неявно. Я, словно собака Карацупы, обшарила носом ветки. Кей-Мерер здесь не проходил, но он был там, за красно-серой кладкой. Я чуяла его абсолютно. Дверца открылась.

  • По-по-по! - пошлепала губами толстая матрона. Ей пришлось согнуться почти вдвое, чтобы протиснуться в низкую арку, - что это у нас здесь за мальчик?

Проход за ее спиной замкнулся звонким лязгом собачки замка. Тучная дама показала в мою сторону красным зонтом. Тот раскрылся с громким эффектным хлопком и заставил меня подскочить. Тетка расхохоталась, сотряслась могучим телом.

Кружевные юбки-накидки заколыхались в той же немаленькой амплитуде, накрывая меня неоднозначной смесью кухонной готовки и парфюмерной лавки. Карие смеющиеся глазки ощупывали мою фигуру доброжелательно.

  • Я заблудился, мадам,и очень хочу пить, - я захныкала великовозрастным дебилом. Нарисовала пальцами мокрые дорожки на пыльных щеках.
  • Бедный, бедный,такой хорошенький мальчик, пойдем, мой хороший, - она отомкнула калитку увесистым ключом. Ура. - Конечно, в моем доме найдется, чем угостить такого славного мальчугана.

Цветы везде. На клумбах. На деревьях, в зеленых и красных ящиках французских низких окон красивого здания. На миг стало неуютно. Ладно, чего мне париться? Женить меня местным красавицам не удастся по-любому. Прибежала девчушка лет десяти, уставилась на меня знакомыми темными глазами с живым интересом. Хозяйка велела ей ласково принести стакан лимонада.

  • Ты чей, мой золотой? - она ненавязчиво взяла меня за локоток.

М-дя, пора держать ухо востро!

  • Я старого Мартина знакомец. Того, что булочную держит на Центральной, - я сложила улыбку почтительно-тупо, насколько могла.
  • А! Алинкин воздыхатель. Что ж, она девушка хорошая, - тетка закивала понятливо. И тут же: - только вертлявая слишком. Конечно, парням виднее, но я бы выбрала более спокойную и сговорчивую девицу.

Я окончательно сделала рот корытцем. Неназываемый! Нелегко в этом мире приходится неженатым парням. Необходимый мне аромат был рядом. Буквальцо в трех шагах. Кусты цветущей сирени и смородины в саду перекрывали.