И с этими словами неожиданно попятилась, выходя за порог.

Мужчина и девушка переглянулись, одинаково смущенные и пораженные этим неожиданным подарком судьбы.

Потом зелинга на четвереньках подобралась ближе и тио взяла человека за руку.

- Ты никуда не собираешься, наследник?

Дитрих поднял голову. Фру Рейн стояла перед ним, уперев кулачки в бока.

  • Куда? - поинтересовался он. - Домой?

-Добывать обвинительное заключение твоего наставника!

  • Скакать в Нюрнберг? Мы опоздали!
  • Сомневаюсь. Гонец-то еще в пути!

Юноша выпрямился, сосредоточенно взглянул на столешницу. Сфокусировал взгляд на пустой кружке - уже пятой кружке пива за этот вечер. В его слегка затуманенном мозгу стали рождаться некие образы.

  • То есть, вы предлагаете...
  • Именно. Дорога до Нюрнберга небезопасна...
  • Фру Рейн, вы...
  • Я! - улыбнулась она. - Ну что, наследник? В путь?

Дитрих окинул взглядом полуподвальный кабачок, куда он

заглянул после получасового бесцельного кружения по городу, да там и застрял. Призрак какое-то время не мешал ему, даже ненадолго отлучился, но вот сейчас возник и властно требует что-то предпринять. И не просто «что-то». Она хочет, чтобы он, Дитрих фон Доннемарк, в одиночку напал на гонца от Инквизиции и отнял у него нужные документы!

  • Ой-ой, было бы там, что читать...
  • Прошу прощения, но мне неприятно, когда читают мои мысли!
  • Они у тебя настолько крамольные и грубые? Да там ничего непристойного - я проверяла! Некоторые из твоих предков при женщинах и священниках на исповеди высказывались куда как грубее!
  • И все равно, это мои мысли! Должно же быть у человека что-то свое, неприкосновенное!
  • Жизнь, - безапелляционно заявила фру Рейн. - Без мыслей как-то ещё можно прожить, а вот без жизни...
  • Без жизни вы-то как раз и живете, - раздраженно парировал юноша. - А вот без мыслей... «Я мыслю - значит, я есть!» - так сказал один философ.
  • Какие вы все мужчины умные, - скривился призрак. - Куда уж нам, женщинам, с нашим скудным умом!.. Нам хорошо — трудись себе и трудись день-деньской в поте лица, а вам приходится думать, как жить дальше...
  • «Дальше!» - Дитрих обхватил голову руками, почти уткнувшись носом в кружку. - А если я не знаю, как дальше жить?
  • Я тебе об этом битых полчаса толкую! Поднимай свое бренное тело и пошли! Надо сделать хотя бы что-то, чтобы в любом случае сказать: «Я сделал все, что мог!» Пошли-пошли, а то на тебя уже косятся.

В самом деле, посетители кабачка - а к вечеру тут набралась некая публика - уже с подозрением косились на не совсем трезвого парня, который сдавленным шепотом ругался с кем-то невидимым. Даже сам хозяин заведения уже пару раз переглянулся с вышибалой - мол, проследи за ним!

Понимая, что дальше так продолжаться не может, Дитрих встал и направился к дверям. Пиво еще не ударило в голову как следует - лишь чуть туманился разум,и тело плохо слушалось. Но надо только выйти на свежий воздух, как следует продышаться и...

Не получилось.

Он был уже у порога,и вышибала посторонился, давая неудобному посетителю дорогу, когда дверь распахнулась, и в кабачок ввалилась шумная компания - пятеро молодых людей и две девицы сомнительного поведения. И Дитрих практически налетел на них.

  • Ого! Вот так встреча!

Полусонный разум встрепенулся. Узнавание пришло мгновенно.

  • Вы здесь откуда?
  • Нет, - к нему потянулись здороваться, облапили за плечи, - это ты здесь откуда? Пропал на три недели... Никому ничего не сказал! Мы уж чего только не думали... Тут ведь у нас такое...
  • Я знаю. Я приехал позавчера поздно ночью и наутро уже все знал.
  • Хреново все, правда? Но за встречу надо выпить. Расскажешь, где тебя носило?

Дитрих пробовал сопротивляться, но студиозусы-медики подхватили его под локти и силой поволокли к тому же самому столу,из-за которого он встал всего пару минут тому назад. Вся компания разместилась вокруг. Девицы устроились на коленях у двоих парней. Подавальщицы, ничего не имевшие против шумного сборища, поспешили выставить перед ними «начальные» кружки пива. Платить за них было не обязательно - при условии, что ты потом закажешь что-то еще, что вновь прибывшие и сделали, за счет Дитриха заказав красного вина, жареных колбасок с чесноком и подливу.