Ладно, это все мелочи. Гораздо важнее было другое - они прибыли на бал.

 

Кучер наконец нашел место для кареты, гостьи проследовали за лакеем по дорожке к распахнутым настежь дверям.

  • Как я выгляжу? - волновалась Анна. - Мое платье... Шлейф не помялся? А прическа не сбилась? А рукава? Ох, а пояс...
  • Успокойся, милая. Ты выглядишь чудесно!

В передней они отдали свои накидки лакеям и вслед за всеми поднялись по широкой лестнице. У девушки горели глаза. Этот белый, розовый и светло-серый, как утренний туман, мрамор, эта позолота отделки, огни свечей в канделябрах,толстый ворс ковра, по которому они поднимались вслед за тремя какими-то девицами в одинаковых голубых платьях, высокие потолки, двустворчатые двери... У нее разбегались глаза. Она бывала на балах в дворянском собрании Дебричева, но сейчас ей та бальная зала казалась темным и грязным сараем.

  • Ее сиятельство княгиня Виктория Дебрич-Е[рилуцкая с дочерью Анной, - выкрикнули их имя. У девушки сжалось сердце. Она задержала дыхание, переступая порог огромной залы. Белоснежные колонны, высоченные, в три-четыре человеческих роста, окна с шелковыми шторами до пола, натертый паркет, лепнина на потолке - и люди, люди, люди... Ошеломленная, оглушенная красками, звуками, голосами, ароматами духов, она застыла на пороге, растерявшись от этого великолепия. Просто поразительно, как в такой же ситуации Синдерелла из сказки Шарля Перро, приехав на бал в одиночестве и без приглашения, попав в такую же бальную залу, не растерялась, а сразу обратила на себя внимание принца!
  • Идем, милая, - сестра Виктория коснулась ее руки. - Надо найти подходящее место.
  • Ох, маменька, я... Я так волнуюсь, - прошептала девушка.
  • Выше голову. Ты тут самая красивая, запомни это!

«Самая красивая!» Анна знала , что обладает

привлекательной внешностью. Будучи ведьмой, она уже успела усвоить кое-какие уроки, чтобы влюбить в себя любого.

Правда, пока у нее не возникало желания испытать на ком- нибудь свои чары.

На нее обратили внимание. Пока она с «маменькой» пробиралась по залу, отовсюду летел заинтересованный шепоток. Анна впервые была в таком блестящем собрании,и естественно, что на нее, как на новенькую, устремились все взоры.

Глинские уже приехали, опередив их всего на несколько минут. Княгиня Мария Александровна весело окликнула «старую подругу»:

  • Ах, какая радость видеть вас здесь! Это так чудесно! Такое блестящее общество! Похоже, нынешний сезон обещает много нового и ицтересного. И, как знать, быть может, и моей Мариночке улыбнется счастье!

Она посмотрела на дочь. Девушка даже не заметила взгляда матери - ее вниманием завладела Анна.

  • Ты прекрасна! - заявила она, окинув ее взглядом. - Откуда у тебя это роскошное платье?
  • Мне его сшили дома. Оно не модное?
  • Что ты! - рассмеялась Марина. - Ты произведешь фурор. Этот розовый цвет так идет к твоему лицу... А вышивка... прелесть!
  • Ты меня не обманываешь?
  • Нет, что ты. Только посмотри - на тебя все глядят! Еще минута-другая, и тебя объявят царицей бала!..
  • Да ну тебя, - усмехнулась Анна, но исподтишка бросила взгляд по сторонам.

Марина Глинская была права - несколько молодых людей рассматривали новенькую. Одни косились осторожно, чтобы их внимание осталось не замеченным, другие лорнировали* ее совершенно открыто и разве что пальцами не показывали. Заметив, что девушки тоже на них смотрят, молодые люди осторожно стали приближаться.

(*Лорнировать - рассматривать кого- или что-либо сквозь лорнет.)

  • Сейчас они с нами будут знакомиться, - прошептала Марина.
  • Я не хочу, - решительно отвернулась Анна.
  • Ты с ума сошла, подруга, - Марина по-приятельски толкнула ее локтем. - На балах так не принято! Ты совсем одичала в своей провинции?

Девушка обиделась и нарочно стала смотреть в другую сторону.

Столько народа! Большинство стоит на месте, кто-то прохаживается туда-сюда, кивая головой знакомым, в воздухе висит гул голосов, иногда раздается короткий взрыв смеха, но тут же затихает. Как много лиц! И ни одного знакомого...

Хотя...

Улыбавшаяся Анна вдруг застыла. На противоположной стороне зала в окружении нескольких мужчин стояла и улыбалась своим мыслям красивая женщина лет тридцати в белом с серо-голубой атласной отделкой платье. Обычно в белом приходят молодые девушки, но этой красавице никто не мог бы сделать замечание за нарушение этикета. Она была слишком красива для того, чтобы следовать канонам моды. В темно-медовых локонах ее посверкивала жемчугом маленькая диадема, в тон ей на матовой коже низко открытой груди переливалось жемчужное ожерелье. Анна невольно прикрыла рукой собственное колье - тоже жемчужное, но из более мелких, речных зернышек.

  • Она красавица, правда? - вздохнула рядом с нею Марина, словно не замечая состояния своей подруги.
  • Да... - еле выдавила девушка и невольно бросила взгляд на сестру Викторию. Но старшая ведьма как раз в это время беседовала с подошедшими молодыми людьми - наверное, обсуждала свою «дочь» и не смотрела по сторонам.

А потом красавица в белом атласе повернула голову и встретилась с Анной глазами.

Девушка заволновалась. Если бы не толпа, она бы постаралась, как маленькая девочка,исчезнуть, спрятавшись за спинами взрослых. И немудрено - сама главная матка стояла в нескольких саженях от нее и улыбалась так, что мороз пробирал по коже. «Вот мы и встретились, моя милая крошка!

- казалось, звучал ее нежный медоточивый голос. - Ну, и чем ты меня на сей раз удивишь?»

  • Что с тобой? - Марина крепко пожала подруге руку. - Ты вдруг так побледнела... А, - сообразила она, проследив за ее взглядом, - она нас заметила. Как чудесно!

И княжна Елинская послала матке вежливый поклон.

В ответ «графиня Орловская» милостиво кивнула головой.

  • Она мне ответила! - Марина чуть не визжала от восторга. - Аннушка, милая, она мне кивнула! Сама матка! С ума сойти! Я сейчас умру от радости...
  • Куда вы смотрите, девочки? - окликнула их княгиня Глинская. - Идите сюда! Милые мои, я хочу познакомить вас с превосходными молодыми людьми - его сиятельство князь Муромский, племянник самого вице-канцлера и его друг, граф Мирович.

Оба молодых человека - оба в военных мундирах, но, судя по цвету и фасону, разных полков - вежливо раскланялись.

  • Вы, наверное, прибыли в столицу пять минут назад? - осведомился один из них. - Ибо раньше мы не имели чести вас видеть, а такую красавицу не разглядеть просто невозможно...

Он ещё что-то говорил, но Анна никого не слушала. Все ее мысли занимала только матка и ее победцая улыбка. Казалось, она уже подготовила сопернице ловушку и заранее торжествует победу.

  • Да, - невпопад ответила она. - Это так мило...
  • Простите, сударыня, но...

Громкий торжественный звук фанфар заставил молодого человека умолкнуть. Все сразу притихли, замерли, разом, словно дернули за невидимые ниточки, повернув голову к противоположным дверям. Легкий ропот прошел по залу, словно ветерок по листве. Скрытый где-то оркестр заиграл первые ноты государственного гимна.

  • Девочки, - засуетилась княгиня Глинская, - император! Вы должны его увидеть! Идите вперед!

Она довольно нервно толкнула поближе к широкой ковровой дорожке свою дочь,та дернула за собой подругу, так что обе они оказались в первом ряду.

Музыка ещё звучала , когда двери распахнулись,и в бальный зал вступил император с супругой. За ним, без жены, которая, как говорили, ожидает рождения первенца, но под руку со статс-дамой, шествовал цесаревич Николай, а за ним - младший брат, пятнадцатилетний цесаревич Михаил, за которым попарно следовали высшие сановники.

  • Реверанс, - прошипела княгиня Глинская. - Девочки, не забудьте поклониться...

Император с семьей медленно проходил мимо приглашенных гостей под звуки музыки, и при его приближении словно волна катилась по залу - женщины приседали в реверансах, мужчины кланялись. Те и другие не сразу спешили выпрямиться, провожая тацим образом сопровождавших его сановников, а некоторые из верноподданнических чувств сгибались в поклоне ещё до того, как к ним приблизятся и так и оставались в этом положении.

Анна еле заставила себя согнуть ногу в колене и чуть развести руки в стороны, склоняя голову. У нее внезапно закружилась голова - то ли от волнения,то ли от страха. Шаги императора были все ближе и ближе. Вот они совсем рядом, замедлились, приостановились...

  • Милая девушка...

Из-за шума крови в ушах Анна не расслышала все, что сказал император. Только поняла, что обращаются к ней. Медленно выпрямилась, подняла глаза. Светловолосый белокурый мужчина лет тридцати пяти смотрел на нее водянистыми голубыми глазами.

  • Как ваше имя, милая?
  • А... Анна Си... кхм... Анна Дебрич, ваше величество.
  • Вы здесь в первый раз?
  • Да, ваше величество, я...
  • Первый бал?

-Да...

  • Желаю, чтобы он вам запомнился, Анна Дебрич...

И император проследовал дальше, принимая поклоны и знаки внимания от остальных гостей.

Анна еле держалась на ногах - и то потому, что ее с двух сторон придерживали за локти Марина Глинская и сестра Виктория.

  • Император! С тобой говорил император! - восторженно шептали они. - Это такая честь! О, стоило бы после этого

подать прошение,и тебя бы зачислили фрейлиной ее величества... Неслыханно! Сегодня поистине великий день! Никто о таком не смел даже мечтать...

Анна ничего не отвечала. У нее слегка кружилась голова. Случайно она бросила взгляд на противоположную сторону залы - император должен был обойти зал по кругу, приветствуя всех - и ей стало дурно.

Главная матка не сводила глаз с девушки. Графиня Орловская отлично умела владеть собой, и ни единым жестом, ни единым звуком или взглядом не выдала своего душевного волнения. Простые люди, окружавшие ее,и ухом не вели. Но сопровождавшая ее молодая ведьмочка осмелилась спросить:

-Ей!

Молодая ведьма - в пансионе она проучилась всего один год, да и то лишь в старшем классе, почему не была так преданна матке - прищурилась, рассматривая Анну.

  • Хорошенькая... Это же... Анна Дебрич? Та самая?
  • Та самая, - прошипела графиня Орловская. - Ну, пусть пеняет на себя!

Но сейчас стоило взять себя в руки - приближался император. Матка сосредоточилась, осторожно набрасывая на себя колдовские чары. Она должна хотя бы на миг затмить свою соперницу. Привлекая к себе внимание, она присела в реверансе так низко, что казалось, вот-вот совсем сядет на пол. Шаги императора приблизились, чуть замедлились.

  • Сударыня? Что с вами? Вам дурно?

Нет, сегодня определенно не ее день. Графиня Орловская выпрямилась, чувствуя, что краснеет. Только этого не хватало! Император смотрел так участливо, слегка прищурив глаза.

Вспомнилось, что он близорук...

  • Прошу прощения, ваше величество...
  • Будьте осторожны, сударыня. Если с вами что-то случится, будет просто обидно, что свет потерял такую красивую женщину!

И император проследовал дальше, оставив главную матку терзаться противоречивыми чувствами. С одной стороны, он тоже с нею заговорил, а с другой... О, неужели ее силы слабеют, и она больше не может очаровать ни одного мужчину? Император ведь даже не назвал ее имени! Или дело в этой девчонке? Неужели она настолько сильнее главной матки, что сумела очаровать императора так, что он не поддался на чары ее опытной соперницы? Ну, если это так, девица действительно серьезный противник. С нею будет трудно справиться!

Взгляд графини Орловской метался по залу, и наткнулся на генерала Закревского, рядом с которым торчал недавний приезжий с Карпатских гор. Как там его? Ераф Ярош Су... Сейчас не важно! Важно то, что они наверняка все видели - не зря же Ксений Ксаверич не сводил с главной ведьмы глаз. Это не просто позор - это сплетня, которая может серьезно повредить ее репутации. Они, несомненно, только и ждут удобного момента, когда можно будет подойти поближе. Ничего! Главная матка справится с соперницей, не прибегая к колдовству.

Юлиан Дич не хотел приходить на императорский бал. Совершенно не хотел! Дело вице-цанцлера Аполлинария Мещерского практически не сдвинулось с мертвой точки. На допросах тот назвал только несколько имен своих слуг и приятелей. За одними в тот же час отправили тюремную карету, другим предписали не покидать своих домов, за третьими пока установили слежку. Чтобы устроить это, Юлиан пошел на рискованный шаг - отобрал нескольких добровольцев из числа свидетелей, проходивших по другим делам, и предложил им немного поработать на благо государства. Если они сумеют проследить за некоторыми внешне вполне добропорядочными горожанами, с них снимут все вины и даже отпустят на свободу. Некоторые согласились,и ведьмак ждал донесений.

И вот этот императорский бал! Ему прислали приглашение, подписанное рукой самого императора. Отказаться было нельзя - как-никак, он вел дело, порученное ему свыше. Но все равно Юлиан тянул до последнего. Он прибыл во дворец в числе последних, перед самым выходом императора. Фанфары, возвещавшие о появлении Александра со свитой, он услышал уже на лестнице и оказался в самом конце длинной череды гостей, продолжая размышлять о своих делах. Точно также, как все прочие, склонился в поклоне, продолжая думать о своем - и услышал, как к нему обращаются.

  • Да, ваше величество? - работа - работой, а свет - светом. Дознаватель его уровня должен всегда и везде держать ухо востро.
  • Мы рады, что ваша работа оставляет вам достаточно времени для отдыха и развлечений, - промолвил Александр.
  • Ваше величество, за это мы должны благодарить именно вас - что вашим попечением мы можем и трудиться на благо государства,и отдыхать, набираясь сил для новых дел, - на одном дыхании выпалил он.
  • И что же? Как обстоят ваши дела?

Юлиан понял, что это был намек на его задание, и сделал полшага вперед.

  • Ваше величество совершенно справедливо заметили, что есть время для труда, а есть время для отдыха. Сейчас не время и не место для того, чтобы вести столь серьезный разговор, но по первому требованию я готов предоставить вам подробный отчет.
  • Хорошо. Мы хотим услышать его завтра, а пока, в двух словах... Неужели это действительно колдовство? Неужели ведьмы настолько сильны?

Голос императора чуть дрогнул. Совсем чуть-чуть. Свита ничего не заметила, но привыкший видеть невидимое, слышать неслышное и замечать незаметное, ведьмак уловил его волнение.

  • Вашему величеству не о чем беспокоиться. Даже если это и дело рук ковена ведьм, мы, ваши верные слуги, зорко стоим на страже. И будьте уверены - даже здесь мы будем следить за тем, чтобы верные подданные вашего величества могли отдыхать и развлекаться в свое удовольствие. И если что-то случится, мы встанем на вашу защиту так быстро, что вы даже глазом моргнуть не успеете.
  • Здесь, - император поднял взгляд, - ваши люди?

Юлиан мысленно обматерил себя последними словами. Два раза. Это же отличная идея и наплевать, что не ему первому пришла в голову! Но пристроить некоторых мальчишек- ведьмаков на должности пажей во время подобных мероприятий - это выход. С одной стороны, мальчишки будут практиковаться смотреть и видеть, а с другой стороны - лишняя защита от происков ведьм и колдунов не помешает. И почему он не прибыл хотя бы с Крутицким?

Но сделанного не воротишь. Надо действовать по обстоятельствам.

  • Да, - соврал Юлиан, от души взмолившись, чтобы императору здесь и сейчас не пришлось убедиться в обмане. - Только не ищите их. Не увидите, пока они сами не пожелают открыться.
  • Что ж, желаю вам успехов, - улыбнулся император и проследовал дальше.

А к Юлиану сразу придвинулось несколько знатных гостей. Все слышали, как с ним беседовал Александр,и многим хотелось познакомиться со счастливчиком поближе и , если повезет, даже заручиться его поддержкой или составить протекцию. Провде, чем ему успели навязать знакомство,

Юлиан представился и назвал место своей службы. Желающие поближе познакомиться с Третьим отделением резко поубавилось.

В другое время ведьмак бы огорчился - эти люди могли быть полезны. Но за четыре года произошло столько событий, он поднялся так высоко, что надобность в лишних связях отпала.

Вскоре после этого заиграла музыка - бал открывался полонезом, который, по традиции, исполнял сам император и его приближенные. Дамы волновались, посматривая по сторонам. Анна была готова упасть в обморок. Несмотря на то, что она уже танцевала на провинциальных балах, сейчас девушка чувствовала себя так, словно ей опять было пятнадцать лет,и она опять в первый раз переступила порог бальной залы. Она еле сдержалась, чтобы не убежать, когда увидела, что в ее сторону направляется адъютант императора. Из глаз брызнули слезы. Она попятилась, и тут же ощутила короткий толчок локтем.