ПУТЕШЕСТВИЕ ВТРОЕМ

Не суй нос в чужие проблемы -

сам не заметишь, как они станут твоими,

оставив тебя не только без носа, но и без головы.

Жизненное наблюдение опытного человека.

 

Посланник Этьена Аривэйна прибыл через два дня, на рассвете.

Мы с Роландом, распрощавшись с командой в доме, ждали его у ворот. Я ежилась от зябкого ветерка, жалась к теплому боку Сметанки и пыталась внушить себе, что все будет хорошо. Лошадка тихо фыркала и норовила ткнуться носом в мою макушку, успокаивая. С ней действительно было спокойнее...

Сметанку предложил забрать сам Атриус. Сказал, что она конюхам жизни не дает, рвется на свободу и никого не слушается. В круг портала лошадку запихивал тот же, кто сие и предложил... Жаль, что я не видела сам процесс, но и результат меня позабавил - когда в центре активированного Роландом стационарного портала появился всклокоченный, взмокший и злой аки гмарр король, почти висящий на ошарашенной белоснежной лошади, мне стоило большого труда не засмеяться в голос. Вытолкнув Сметанку из круга, Атриус вяло махнул нам рукой, еще раз пожелал удачи и вновь скрылся в голубоватом свечении.

Надеюсь, его никто не заметил.

  • Ты готова? - тихо спросил Роланд.
  • Да, - коротко ответила я, прикрывая глаза.

Волнение никуда не делось, все-таки от меня зависело слишком многое. Но сомневаться я не имела никакого права. На кону свобода и жизнь Венеды, а возможно, и нечто большее...

  • Доброго вам дня, - выдернул меня из размышлений тихий голос.

Темноволосый и синеглазый медерец, держа под уздцы вороного коня, стоял в

нескольких шагах от нас.

Я сильнее прижалась к Сметанке, одолеваемая двумя совершенно противоположными желаниями: со всех ног броситься к нему, обнять, чтобы поверить - он действительно здесь, и... забиться в самый темный угол сада, чтобы никто никогда меня не нашел.

Почему? Ну почему именно он?!

  • Ну конечно же, - усмехнулся Роланд, - и почему я не удивлен?
  • Может, потому, что теперь я - единственный, кому может довериться Этьен? - вернул усмешку Мирош, посмотрел на меня...

На мгновение показалось, что в синих глазах вспыхнула радость. На одно краткое мгновение.

Ледяной взгляд хлыстнул не хуже кнута. Дыхание перехватило от обиды...

  • Вы знакомы? - спросил Роланд, уловив напряжение.
  • Да, - глухо подтвердил Мирош И, больше не обращая на меня внимания, спросил: - Выдвигаемся?
  • Выдвигаемся, - подтвердил Роланд. - Только скажи для начала, где Фотий?
  • Мы не знаем. Но выясним.
  • Неужели его хваленая верность оказалась не такой крепкой?
  • Обвинять кого-то заочно - не самое благодарное занятие, - покачал головой Мирослав. - Этьен найдет его. Тогда и поговорим.

Я крепко-накрепко стиснула зубы, чтобы не крикнуть: может, и со мной поговоришь? Чтобы я хотя бы знала, чем заслужила такую встречу?!

Порыв удалось сдержать, и я, кое-как забравшись в седло, направилась вслед за негромко переговаривающимися мужчинами.

Начало поисков явно не задалось.

* * *

Мы двигались весь день, сделав лишь два коротких привала, чтобы дать отдохнуть лошадям. Ночь застала нас посреди дороги, на много верст окрест не было ни единого поселения, и пришлось останавливаться под открытым небом. Я, ехавшая впереди нашего крошечного отряда, сползла со Сметанки, расседлала ее и была послана Роландом отдыхать. Что с превеликим удовольствием и сделала.

Устроившись в переплетении корней выросшего у дороги дуба, завернулась в плащ и хмуро уставилась на небо. В глубине души я все же надеялась, что за столь длинный путь Мирош объяснит мне причину своего поведения. Зря... Так мы и ехали, делая вид, что не замечаем друг друга. Роланд хмурился, бросал на нас непонимающие взгляды, но ни о чем не спрашивал, и я не знала, благодарить ли его за это или же злиться. Может, хоть ему бы Мирош пояснил, что происходит...

Звезды холодно мерцали с неба, кое-где затянутого рваными тучами. Только дождя нам и не хватало... Идти придется и под ним. Время уже начало отсчет, неумолимо роняя на дно гигантских часов первые песчинки. И план наш уже не казался таким уж надежным.

Еще когда мы не уехали из Жекара, я заподозрила, что, живи княжна в другом месте, то запросто стала бы магом. Даже стихию определила. Воздух. А еще в ней теплился огонек целительского таланта. То есть наши магические потенциалы совпадали. Если не учитывать некоторые детали... Я еще тогда удивилась - никогда раньше ничего подобного не встречала. Может, у нее и дар предвидения имеется, не знаю - трудно что-либо определить, если магические силы спят беспробудным сном. Я думала, что, вырвавшись из города, смогу разобраться, что к чему, но мне не дали. Сначала - вышедшая из-под контроля сила Роланда, потом - похитители. Но во время боя я ощутила искры силы, взметнувшиеся в девушке. Если так и дальше пойдет, у нее есть все шансы стать магом. А у нас - найти ее.

След я видела четко. Он был подобен натянутой ниточке, слишком тонкой, как осенняя паутинка, и я боялась, что может истаять в любой момент.

  • Ярослава...

Я вздрогнула и вскинула руки, готовясь запустить в склонившегося надо мной огнешаром, но сразу же успокоилась, хотя... может, и нужно было запустить. Для более спокойной жизни.

  • Что? - внезапно охрипшим голосом откликнулась я.

Мирош вздохнул, сел рядом, не глядя на меня, и тихо проговорил:

  • Прости. Я не должен был так себя вести. Но... Я просто испугался.
  • И чего же, позволь узнать? - развернулась я к нему.
  • Что не сдержу эмоций. Знаешь ли, не каждый день утонувшие девицы на этот свет возвращаются! - Горячие ладони обхватили мое лицо, синие глаза оказались слишком близко, а полный горечи шепот пронял до глубины души: - Я ту реку... вдоль и поперек прочесал... чтобы найти твое тело! И я нашел... твою куртку. И ботинок. Что я должен был думать, Яра?!

Реку? Какую еще реку?..

Ах, ту, в которой я едва не утонула... Должно быть, местные насплетничали, они это любят...

Неважно. Все - неважно.

Важно совершенно другое.

Тепло рук. Тепло взгляда. Искорки, золотистые, как солнечные лучики, в яркой синеве глаз...

...в них тоже можно утонуть. И куда быстрее и надежнее, чем в реке...

Рядом что-то зашуршало, ухнуло, и землю слегка тряхнуло от удара.

Ветка. Всего лишь дубовая ветка, увесистая, больше на дубинку похожая, скрюченная, без единого зеленого листика.

Мертвая...

Это отрезвило.

Сердце по-прежнему колотилось как бешеное, и по-прежнему хотелось прижаться к его груди, закрыть глаза и ни о чем не думать... Но вместо этого я отрывисто спросила:

  • Зачем, Мирош? Других дел не было? - Рыжих. Красивых. С обручальным кольцом на тонком холеном пальце. - На свадьбу-то пригласишь? Или она уже состоялась?
  • Что? - опешил он, и я решительно вывернулась из его рук.

Сразу стало холодно и тоскливо.

  • Свадьба, - терпеливо повторила я, зябко передернув плечами. - Твоя невеста меня приглашала, но в последнее время мне было не до развлечений...

Светлые звезды, что я несу? Зачем?

Умею же я все портить...

  • Кто тебя приглашал?
  • Как - кто? У тебя их что, много?
  • Кого - их? О чем ты? - растерянно проговорил Мирослав, явно потеряв нить беседы.
  • Невест! - охотно помогла найти ее я.
  • Вообще-то - ни одной! - отрезал он.
  • А как же леди Аннара? Сделал девушке предложение, а потом - в кусты? - возмутилась

я.

  • Кто - я? - еще больше моего возмутился Мирощ сверкнув глазами. - Опомнись, какое предложение? Да еще - Аннаре!.. Кто тебе такое сказал?!
  • Она сама и сказала! Тогда, в Сливах. И, кстати, я сама колечко видела, такое же, как и у тебя!
  • Да я... Ты... Стой. Так ты поэтому сбежала? - осенило наконец его.

Я начала медленно, но верно краснеть, но порыв отвернуться, чтобы спрятать пылающее лицо, подавила.

  • Еще чего! - бросила я. - Просто мешать не хотела. И домой нужно было вернуться, а вы явно не торопились...
  • Вот леший! - тихо выругался Мирош. Он встал, прошелся туда-сюда, шумно выдохнул. Потом опустился передо мной на колени и потребовал:
  • Не уходи от ответа. Тебя так задели слова Аннары? Почему?
  • Я уже сказала. Не хотела мешать.

И не хотела потом собирать сердце по кусочкам. Хотя слишком поздно спохватилась...

Я опустила глаза, чтобы меня вновь не затянуло в синий омут, и взгляд зацепился за рукоять, выглядывающую из прикрепленных к его поясу ножен.

Очень знакомую рукоять...

  • Почему Этьен послал тебя? - спросила я.
  • Хочешь сменить тему? - усмехнулся Мирош. - Ладно. Он доверяет мне.
  • Я бы на его месте никому не доверяла, - пропустила мимо ушей его вопрос я. - Мог бы и сам во всем разобраться.
  • Атриус тоже предпочел отсидеться в замке, - буркнул Мирослав.
  • От Атриуса я многого и не ожидала, - пожала плечами я, - он, конечно, любит Венеду... но природную трусость и неспособность к решительным действиям не так-то просто преодолеть. Этьен другой.
  • Откуда тебе знать?
  • Хочешь сказать, что твой будущий король не таков?
  • Не мне судить, - пробормотал Мирош.
  • Что-то твои слова не тянут на слова ревностного верноподданного.
  • Слова, Ярослава, - это лишь слова. Елавное - поступки.
  • Да. Например, выкрасть для государя меч, - равнодушно обронила я. Если и думала его смутить, то ничуть в этом не преуспела...
  • Меч изначально принадлежал роду Аривэйнов. С тех самых пор, как был создан. Этьен посчитал, что сейчас мне он нужнее. Ведь мне придется отстаивать честь королевского рода.
  • Вот сам бы и отстаивал, а не перекладывал свои проблемы на чужие плечи, - пробормотала я.
  • А тебе не приходило в голову, что он привлек бы к себе ненужное внимание? - с затаенной горечью осведомился Мирослав, и я не сразу нашлась, что ответить.
  • Он... и его брат обращались к целителям?
  • Ни один целитель им не поможет, - покачал головой Мирош
  • А если...
  • Яра, - вскинул ладонь он. - Теперь я хочу сменить тему. Думаю, это будет по-честному.
  • Может, вы все-таки оторветесь друг от друга и соизволите поужинать? - крикнул от костра Роланд.

Судя по голосу, он был весьма недоволен.

Я покосилась на еще одну мертвую ветку, упавшую недалеко от моих ног, и тяжело вздохнула.

Веселая же мне предстоит жизнь...

* * *

Уснула я лишь под утро. Всю ночь ворочалась с боку на бок - мешали нещадно ноющие после проведенного в седле дня мышцы, мешали непрошенные мысли, устроившие настоящий хоровод и жужжащие не хуже пчелиного роя.

Вязкую, тяжелую дрему, гранитной плитой давящую на грудь, разорвал громкий ритмичный звон. Я высунула нос из-под плаща, поежилась от утренней прохлады. Строго говоря, утро еще даже не наступило: серенькое небо только начинало светлеть по самому восточному краю, и предрассветные сумерки казались холодными и печальными. Повернувшись на разбудивший меня звук, я с удивлением уставилась на Роланда и Мироша, устроивших неподалеку поле битвы.

Мальчики выглядели неприлично бодрыми, и свежий ветерок их ничуть не смущал - они сбросили не только куртки, но и рубашки. Я плотнее закуталась в плащ кое-как поднялась и, чувствуя себя столетней, потрепанной жизнью старухой, подошла ближе. Мало ли, может, они тут друг друга на полном серьезе убить пытаются. В то время как я открыв рот наслаждаюсь довольно-таки красивым зрелищем...

Тряхнув головой, чтобы выбить оттуда неподобающие мысли, я громко спросила:

  • А чем это вы тут занимаетесь?

Роланд повернулся в мою сторону, за что и поплатился, оставшись без меча. Хорошо хоть с рукой...

  • Будешь считать ворон, Лирофэ, голову потеряешь, - резко сказал Мирош.
  • Так нечестно, - нахмурился охотник.
  • Скажешь это реальному противнику. Если успеешь. - Роланд сжал кулаки, но промолчал, а Мирош, бросив на меня задумчивый взгляд, протянул: - Хотя, смотрю, головы ты уже лишился...

Я выдержала его взгляд, только прищурилась вызывающе. Тебя бы приворотным зельем напоить да посмотреть, что будет с твоей головой!

Разумеется, вслух я этого не сказала. Зато, подняв меч охотника и повертев его в руках, заявила:

  • Я тоже хочу.
  • И чего же именно? - приподнял брови Мирош, накинув-таки рубашку.
  • Уметь махать этой штукой, - насупилась я, уловив насмешку в его глазах.

Когда-то давно Ядвига показывала мне пару приемов, но, признаться, я благополучно про них забыла. А потом и Горимир пытался меня обучить, но прилежной ученицы из меня опять-таки не вышло.

  • Зачем? - удивился Роланд. - У тебя же магия есть...
  • Есть. Но может и не стать. Как в Же каре... Беззащитность - не самое приятное чувство.
  • Ты не одна, - сказал Роланд. - Меч в твою защиту могу обнажать и я.

Мирош сдавленно кашлянул и отвел взгляд, но отплясывающих гмарров в его глазах я разглядеть успела.

  • Не всю же жизнь ты рядом будешь, - отмахнулась я.
  • Он бы явно не возражал, - так тихо пробормотал Мирош, что его услышала только я, и то потому, что ближе стояла. И уже громче добавил: - Без меча безопаснее.
  • Как это?
  • В драке кого первым вырубить пытаться будут? Мирного - на вид, по крайней мере - путника или размахивающего мечом мужика? То-то и оно.
  • Способ хорош для большой компании. А как быть одиночке?
  • Схема та же: с безоружным обычно лицом к лицу беседуют, а к мечнику и иже с ним сзади подкрадываются. С дубиной или иным народным средством упокоения.
  • И все равно, - упорствовала я. - Когда у тебя в руках эта железка и ты умеешь ею пользоваться - это вселяет уверенность, разве нет?
  • Какая решительная девочка, - хмыкнул Мирош. - Ну хорошо. Иди-ка сюда. Хотя... Есть у тебя бумага и карандаш?
  • Зачем? - насторожилась обрадовавшаяся было я.
  • Завещание написать. На всякий случай.
  • Можешь взять себе мои ботинки и куртку, больше у меня все равно ничего нет, - мстительно улыбнулась я, отбрасывая плащ.

А и не так уж и холодно! Самое оно для того, чтобы немного погонять кое-кого чересчур быстрого на язык...

* * *

  • Яра! Ну что ты размахиваешь мечом аки палкой обыкновенной?!
  • А где ты меч видишь? Это, между прочим, и есть обыкновенная палка! - огрызнулась я, уже умудрившись вышеназванной деревяшкой довольно-таки чувствительно садануть себя по ноге. - Был бы меч настоящим, а так...
  • Был бы меч настоящим, и ты уже благополучно лишилась бы ноги! А мне так и вовсе голову бы оттяпала - как ты выразилась, совершенно случайно! А мне и без того синяка на шее хватит... Так что включи наконец воображение! Палка - это и есть меч!

Я хмуро поглядела на деревяшку, обструганную Мирославом до некоторого сходства с мечом. На воображение я никогда не жаловалась... когда оно к гмарру не нужно было, как то: кошмарные сны, красочные видения в ночном лесу и прочие прелести. А вот как понадобилось... смылось по-тихому и даже не попрощалось!

  • Ладно, думаю, на сегодня довольно, - сжалился медерец, наконец-то заметив, в сколь плачевном состоянии я нахожусь. - Нам еще ехать, а ты и так вымоталась.
  • Я предупреждал, что твоя затея умом не отличается, - неодобрительно проговорил Роланд.
  • Ничего, зато размялись и согрелись, - подмигнул мне Мирош. - Ну что, завтракаем и в путь? Ты все еще чувствуешь ее?

Я кивнула и поморщилась, склонившись над сумкой с едой. Кажется, действительно переборщила с нагрузками... Но от тренировок ни за что не откажусь, пусть даже не мечтают!

* * *

Следующие четыре дня прошли на диво мирно. Мы гнали лошадей по тракту, уводящему все дальше от Ларионы. Пока что - в сторону Медера. Так что мы двигались на юго-запад, останавливаясь где придется, но большей частью - под открытым небом. Однажды попали под проливной дождь, и, чтобы не промокнуть до нитки, пришлось использовать магию и ставить защитный купол. Так как энергии заклинание требовало много, а дождь разошелся не на шутку, нам с Роландом пришлось поддерживать его совместными усилиями. Что не могло не отразиться на нашем самочувствии - от недостатка опыта работы в паре мы перебрали чужой силы. К утру дождь прекратился, но выдвинулись мы ближе к обеду, потому что в седле был способен держаться лишь Мирослав. К небольшому городу подъехали вечером и решили провести ночь как нормальные люди, без охранных кругов и дежурств. Да и запас провизии неплохо было бы пополнить.

В сумерках стены города казались надежными и манили усталых путников. Но, уже проезжая через ворота, я поймала себя на мысли, что лучше бы нам переночевать за их пределом.

Город мне не понравился. Грязный, трущобный, темный, с узкими петляющими улицами и множеством переулков и тупиков. Серые, безликие стены домов колодцем уходили вверх, в такое же серое и равнодушное небо. Ни единого огонька не горело в окнах, плотно закрытых ставнями. Народишко шастал соответствующий. Стражи, что характерно, видно не было...

Яркий светлячок парил впереди, освещая путь и предупреждая о том, что связываться с нами нежелательно. Оставалось надеяться на инстинкт самосохранения, который у незаконопослушных личностей, как правило, развит довольно сильно. Все-таки двое вооруженных мужчин и маг - не самая легкая добыча. О такую запросто зубы обломаешь.

Но из всякого правила есть исключения...

Они вынырнули из подворотни, словно гмарры из ларца, испугав нервного коня Роланда. Обернувшись, я увидела, что путь назад тоже перекрыт.

Шестеро на троих. Не самый лучший расклад. Магией особо не воспользуешься - своих же задеть можно, и толку от меня в такой ситуации немного.

Мирош стащил меня с лошади, поставил у стеночки и очень убедительно попросил не путаться под ногами. Ответить я не успела - грабители решили перейти к активным действиям.

Первый же активист получил копытом в грудь. Г ранит взвился на дыбы, и еще один шарахнулся от вошедшего в раж вороного, отрезавшего его и от дружков, и от оказавшимися зубастыми жертв.

Роланд отбивался от верзилы, вооруженного сразу двумя кривыми клинками. Левой рукой разбойник владел ничуть не хуже, чем правой, но некроманта это не огорчало - он легко отбивал удары и даже умудрялся сам атаковать. Все-таки Мирош был несправедлив к нему - не умеющие сражаться охотники долго не живут.

На самого медерца наседали сразу двое, и я было прицелилась, чтобы вывести из игры одного из его противников, но сильный удар в спину сбил меня с ног.

По старой привычке я не стала разлеживаться, а сразу же перекатилась на бок. Совсем близко просвистело острое лезвие, и я толкнула его воздушной волной.

- Ведьма! - сплюнул чудом устоявший и не выронивший оружие заросший бородой мужик.

  • Сам дурак, - обиделась я, уходя из-под очередного удара, и бросилась вперед.

Ну раз ведьма, значит, можно!

Оказавшись рядом быстрее, чем грабитель сообразил, что происходит, я от души шлепнула его по лбу. Мужик охнул, закатил глаза и осел на землю, выронив меч. Я зачем-то подняла его, повертела в руках и хотела было отбросить подальше, но тут раздался окрик Роланда:

  • Яра, сзади!..