Я и не поверила.

  • Не явится, - усмехнулась я и, подняв колечко, сжала его в ладони. - А если и явится, то не по вашу душу.

Из-за такой ерунды еще великого переселения не хватало, а что жители уже на него готовы, по глазам видела. Зато Герту будет интересно, он любит древние легенды и все с ними связанное.

Из корчмы я уходила, провожаемая двумя парами глаз - корчмаря и черного кота, развалившегося у крыльца. И, честное слово, кошачий взор был более осмысленным...

* * *

Я сидела у деревенских ворот и ждала приезда отца Власия. Возвращаться в корчму не хотелось, как и попадаться на глаза местным. За сегодняшнее утро и так успела узнать о себе много нового, в том числе - что меня ждет, когда (не если, попрошу заметить) за мною придет Повелитель. Народная фантазия не бедствовала, я даже себе посочувствовала от души. И решила, что хватит - пусть и дальше обсуждают мою незавидную участь, только без моего непосредственного участия.

В тени березы было хорошо. Не жарко, ветерок обдувает, не достает, опять же, никто... Благодать! А что скучно - не беда. Терпение и спокойствие тренировать полезно...

Хотя насчет скуки я погорячилась.

Сначала мое внимание привлекли невнятные шорохи. Тихие, осторожные, если бы не привычка, выработанная ночными дежурствами в неспокойных местах, и не услышала бы ничего.

А так - насторожилась и внимательно огляделась. И с удивлением уставилась на собственную сумку, лежавшую шагах в трех. Подозрительные звуки исходили из нее. А еще она меленько тряслась и время от времени подпрыгивала.

Когда я справилась с изумлением и потянулась к сумке, чтобы кое-что прояснить, из нее выскочил давешний кот. Огляделся, встопорщив шикарные усы, и неспешно скрылся в траве.

И все бы ничего, не сжимай он в зубах мой кошель. Старый, потертый, но не пустой!

- Ты, клочок шерсти! - потрясенно выдохнула я. - Стой, не то хуже будет!

Хитрая зверюга обернулась, ничуть не снижая скорости, и поддала жару.

Я люблю животных, но в вввайбж тот момент напрочь об этом забыла, и кот каким-то чудом понял, что с ним будет, когда он попадется.

В общем, нынешний денек выдался забавным. Для жителей деревни, разумеется. Когда бы еще им посчастливилось посмотреть комедию с захватывающей погоней! В главных ролях - местный нахальный кошак и чокнутая приезжая магичка. Нормальные за котами не гоняются.

Ловить кота в огородах, в полном одиночестве - гиблая затея. Плетни котище перелетал с ходу; я, разъяренная словно бык, не отставала, постепенно сокращая расстояние с коварным похитителем. Когда впереди показался глухой высоченный забор, кот приготовился к его штурму, а ко мне все-таки вернулся разум. Одно движение рукой - и удивленный кот завис в воздухе, беспомощно перебирая лапами; я, держась за бок, подошла к нему и без сантиментов отобрала кошелек. Едва руку успела отдернуть и показала язык вхолостую щелкнувшему зубами пушистому зверю.

  • Никогда не воруй у магов, рискуешь стать меховым ковриком, - проворчала я, отпуская кота. Он ловко приземлился на все четыре лапы, с независимым видом отряхнулся и, кинув на меня презрительный взгляд, гордо удалился.

А я внимательно осмотрела кошелек. Даже понюхала. Ни рыбой, ни валерьянкой не пахло. Однако...

Сумасшедший кот. Или же его хозяин - талантливый вор, умудрившийся обучить своему мастерству неподдаюшуюся дрессировке животинку.

Только что же творится с миром, если даже кошки деньги воровать начали?

Или дело не в деньгах?

Торопливо развязав тесьму, полюбовалась на горстку мелочи и серебряное колечко.

  • Бред какой-то, - прошептала я, завязала кошель и пошла за сумкой. Надеюсь, хоть на нее никто не польстился...

Подходя к воротам, я услышала заливистый смех, за которым последовала разудалая

песенка:

Когда б летать умели кошки, как чайки над морской волной,

Они бы стаями слетались к реке за рыбкой золотой.

Улов у рыбаков таскали - ведь лапы не самим мочить!

А после резво улетали, чтоб по ушам не получить.

И если мягкого воришку без крыльев нелегко поймать,

Схватить крылатого паршивца не стоит даже и мечтать!

Когда б летать умели кошки, как в небе синем журавли,

Мы закрывали б на ночь окна... Да чтоб сметану не смогли

Стащить крылатые зверюги, порхая в тишине ночной,

И не протягивали... руки за дорогущей колбасой!

Воздушная волна, посланная от всей души в крону дуба, вымела оттуда певца и не особо ласково шмякнула его об траву. Но такая посадка не смутила насмешника. Он ловко поднялся, живо отряхнул одежду и хитро прищурился:

  • Охота на котов нынче в моде?

Это был Матвей.

  • Издеваешься? - сжала кулаки я.
  • Отнюдь! - хмыкнул он. - Просто отсюда очень хорошо просматривалась игра в догонялки! Чем провинился несчастный кот?
  • Этим! - продемонстрировала я ему кошелек. - Оказывается, и среди котов бывают воры! Только я понять не могу, что ему понадобилось - деньги или кольцо Повелителя?
  • А тебе-то оно на что? - спросил Матвей.
  • Хочу показать другу, который в этом разбирается, - пожала плечами я. - А ты что думаешь? Это действительно принадлежало Повелителю? Это символ власти?
  • Это символ удачи и счастья, - поправил меня Матвей. - Кольцо неопасно, поверь. Может, отдашь его мне?
  • А тебе оно зачем? - удивилась я. - Или ты коллекционируешь вещички Повелителей?
  • Что за чушь, Яра, - поморщился Матвей. - Просто... зачем тебе забивать голову всякой ерундой? А я бы отнес его на место.
  • И вошел бы в склеп? - недоверчиво протянула я.
  • Там нечего боятся. Если, разумеется, идти туда с миром, а не с целью поживиться.
  • Спасибо за предложение, но я сама разберусь, - покачала головой я.

Что за нездоровый интерес, Матюша? Нехорошо как-то получается. За кого ты меня держишь? Тебе явно нужно это кольцо. Вопрос - зачем?

Вот теперь мне стало интересно. Пожалуй, стоит немного здесь задержаться.

* * *

Подсвеченный лучами заходящего солнца, склеп выглядел зловеще. Старое, местами изъеденное моргцинами-трещинами здание сейчас казалось гораздо выше и тяжелее, нежели ночью. Оно нависало надо мной, словно угрожая рухнуть на голову осмелившейся переступить порог и нарушить покой давным-давно почивших мифических существ.

Совсем некстати вспомнился умерший у корчмы мужчина, и ноги предательски, без участия разума, сделали шаг назад. И еще один. А на третьем под ступнями оказалось что-то

мягкое... и взвывшее столь громко и противно, что моя душа как рухнула в пятки, так там и осталась.

Я сама не поняла, как прошмыгнула в щель меж массивных створок склепа, как налегла на неподъемные с виду створки, и уж тем более не ведаю, как они поддались под моим не особо внушительным весом и захлопнулись, отсекая мирный стрекот сверчков, мягкое дуновение ветерка и рассеянный вечерний свет.

И пала тьма. Прямо как в священных книгах описано... Жирная, холодная, отвратительно­пустая и беззвучная. На какое-то ужасно долгое мгновение показалось, что я ослепла и оглохла, но когда, запнувшись и упав на неровный пол, от души высказалась и затеплила- таки светлячка, с облегчением поняла, что слух и зрение не пострадали.

В отличие от мозга, который, к прискорбию, выключается в самые неподходящие моменты. Включается, впрочем, тоже... Вот зачем сейчас размышлять над тем, какого лешего я вообще сюда полезла? Все равно не поможет. И раз уж я здесь... Не мешало бы оглядеться. Для начала.

Светлячок вел себя странно - мерцал, потрескивал и то и дело пытался потухнуть, как пламя свечи на сильном сквозняке. Видно, фон этого места искажал чужую магию. Спасибо еще, что не гасил... Скудного освещения вполне хватило, чтобы оценить грубо обработанные стены и потолок, с которого свисала паутина, а еще оригинальное покрытие на полу. Прикусив губу, чтобы не завизжать, я подскочила на ноги и застыла, с ужасом рассматривая разбросанные в художественном беспорядке кости. Желтоватые, обломанные, со следами чьих-то весьма крепких зубов...

Только через несколько ударов сердца до меня дошло, что они - не человеческие. Но легче не стало. Тем более что прикованный к противоположной от парадного входа стене скелет принадлежал отнюдь не летучей мышке.

Я невольно оглянулась. Над дверями как раз оставалось достаточно места, чтобы украсить незамысловатый интерьер еще одним комплектом косточек. Для симметрии.

Сглотнув, я с трудом перевела взгляд на сцепленные в замок руки. Злополучное колечко умудрялось блестеть, словно на солнышке, и это неожиданно успокоило.

- И нечего мне угрожать, - тихо произнесла я в пустоту. - Я ведь не грабить вас пришла...

Да. А любопытство - не порок. И за него не наказывают! И пусть говорят, что оно кошку сгубило...

Хотя на этот раз получилось, что кошка сгубила меня. Та самая, на которую я наступила.

Я нервно хихикнула и пошла к невысокой дверце, скромно расположившейся под скелетом-охранником. Не потому, что она мне чем-то приглянулась, просто других не было. Или же я их не заметила.

Лязгнули чуть слышно цепи, зашелестели трущиеся друг о друга позвонки...

Я вскинула голову и подозрительно уставилась на скелет. Тот висел на прежнем месте с самым невинным видом и, как и полагается приличным древним костякам, не подавал ни малейших признаков жизни. Или не-жизни...

Валерьянка мне поможет! Успокоив себя этой мыслью, я поманила натужно пыхтящего светлячка и приоткрыла дверцу.

Уходящий вертикально вниз колодец и вырубленные в стенках ненадежные ступени не порадовали. Я даже камешек не поленилась отыскать и, бросив его вниз, долго прислушивалась, но звука падения так и не услышала.

Было страшно. И одновременно - интересно. А еще меня тянуло туда, тянуло с необъяснимой силой, противиться которой я попросту не сумела...

...и все-таки полезла к Низвергнутым на рога.

И даже не удивилась, когда послышался жуткий скрип и дверца за мной аккуратно притворилась. Только чуть не ухнула в пропасть, вздрогнув и оступившись на узенькой ступеньке. Но это уже сущие мелочи... особенно по сравнению с тем, что если я и выберусь отсюда, то явно не в здравом уме.

* * *

Спускалась я медленно, подолгу ощупывая ступней каждый выступ, прежде чем встать на него. За тонкие, но неожиданно прочные перила я держалась обеими руками, предварительно натянув на ладони рукава рубашки. Ее потом и постирать не проблема, на худой конец выбросить, а вот какую заразу можно подцепить, оцарапавшись о вовек не мытые железяки, - тот еще вопрос. Наверное, плохой из меня целитель получится, но ставить над собой сомнительные опыты совершенно не тянуло.

Чем дальше я продвигалась, тем слабее становился светлячок. Его света едва хватало, чтобы различить следующую ступеньку, но ощущение правильности собственных действий не проходило, и, невзирая на риск остаться в полной темноте, я упорно продолжала спуск. Монотонные движения незаметно вошли в привычку, и это стало моей ошибкой. Потеряв бдительность, я забыла проверить надежность ступеньки и, когда та неожиданно ушла из- под ног, повисла на руках.

Е1ерила угрожающе затрещали, когда я мертвой хваткой вцепилась в них, понимая, впрочем, что это меня уже не спасет. Не одна упаду, так с перилами в обнимку. Слабое утешение.

  • Ты ручки-то разожми, девонька, чего зря мучиться-то, - неожиданно гулко раздалось совсем рядом, и я едва не последовала столь «мудрому» совету, удержавшись лишь в последний миг.

Это что, слуховые галлюцинации? Или призрак ранее сверзившегося в колодец, истосковавшийся по общению и радующийся, что ему скоро будет не так одиноко?

  • Елухая, что ли? - меж тем сварливо осведомился тот же голос. - Отпусти перила, неровен час переломятся, хуже будет!

Ага, несомненно хуже. Ведь больше ни один дурак без перил сюда не сунется, и будем мы куковать вечность в обществе друг друга... Светлые звезды, что за бред лезет мне в голову?!

И тут меня дернули за ногу. Несильно, но мне хватило: руки разжались сами собой, и я с воплем рухнула вниз...

Только далеко не улетела. Кряхтя подобно столетней старухе, приподнялась на локтях и смерила взглядом расстояние, преодоленное в свободном падении. Ну... высоко, но не особо. А я все это время думала, что над пропастью болтаюсь! И кое-кто от души насладился представлением...

Повернув голову, я недружелюбно уставилась на щуплого седого старика, который стоял чуть в стороне, опершись на что-то длинное, добротно обмотанное плотной тканью, и откровенно надо мной посмеивался. Ну и ладно! Пусть на его совести остается, если она у него, конечно, имеется.

Встала я с трудом. Высота-то смешная, но приземлилась я неудачно, и кто бы знал, как сильно хотелось поблагодарить за это чересчур веселого дедулю!

  • Да не сопи ты так, девонька, - насмешливо посоветовал он, ничуть не смущенный моими взглядами. - Сама бы так и висела...
  • А нормально сказать, что тут невысоко, нельзя было? - не выдержала я. - И вообще, кто вы такой и что здесь делаете?

Очень умный вопрос. Точно такой же можно было задать и мне, но старик отчего-то решил ответить. Видно, в знак особого расположения за нечаянный спектакль.

  • Я всего лишь проводник, милая. Раньше увлекался историей Повелителей и знаю, как выжить в их посмертных обителях. Вот и решил... молодость вспомнить. Позволь узнать, что здесь делаешь ты?

Я только вздохнула. Внятного ответа у меня, увы, не было, а делиться с первым встречным сумасшедшими мыслями я не собиралась.

Вместо этого я решила осмотреться. О, теперь понятно, почему я не услышала, как упал камешек. Колодец-то не закончился, просто этот, с позволения сказать, нижний этаж слегка выдается вперед, образуя козырек, на который я так удачно приземлилась. Я подошла к краю и глянула вниз. Воистину бездна. Не удивлюсь, если оттуда периодически вылезают гмарры.

  • Страшно? - вкрадчиво осведомились мне на ухо, и я порадовалась, что лимит нервных дерганий и необдуманных движений на сегодня исчерпан, иначе лететь бы мне снова... Долго лететь.

Зато мне захотелось сбросить туда вредного старика. Интересно, что ему от меня нужно? Подозрительный какой-то. Оглядывается то и дело, словно боится чего-то. Или кого-то.

  • А вам? - задала я встречный вопрос.
  • В мое возрасте бояться уже глупо, - скрипуче рассмеялся он. - Да и потом, мне сегодня несказанно повезло. Да и тебе тоже.
  • Почему же?
  • Потому что под моим весом часть перил отломилась, и теперь выбраться в одиночку из этой обители невозможно, - досадливо поморщился старик, и я невольно подняла глаза вверх.

Верный светлячок едва тлел, но даже этого было достаточно, чтобы понять - до уцелевших перил я не дотянусь при всем желании.

  • Другого хода нет, - припечатал старик, сверля меня цепким взглядом. - Так что, девонька, выбираемся отсюда?
  • Да я только что сюда пришла! - нахмурилась я. - Предлагаете уйти, так ничего и не увидев?
  • Ты лучше прислушайся, - нервно передернул плечами он, прижав к себе странный сверток, и я вняла его словам.

Сначала было тихо. А потом...

Тяжелое дыхание. Эхо быстрых шагов, разлетающееся по каменным коридорам. Глухой рык, от которого кровь стынет в жилах.

  • У этого места есть хранитель, - криво улыбнулся старик, поймав мой удивленно­испуганный взгляд. - Ну что, все еще хочешь прогуляться?

Самое удивительное - ответ на его вопрос был положительным. Мне не просто хотелось «прогуляться», меня по-прежнему тянуло туда! Впрочем, я сочла за благо промолчать. Если вы сошли с ума, не обязательно тотчас же сообщать об этом всему миру...

Рыки и топот тем временем нарастали, приближались... И кое-что меня сильно насторожило.

Там был кто-то еще.

Человек.

  • Давай, помоги же мне, - нетерпеливо подпрыгивал возле стены дед, пока я стояла возле высокой арки, обозначающей начало длинного темного коридора. Светлячок был не в силах как следует осветить даже тот пятачок, на котором мы стояли, не говоря уж о чем-то большем.
  • Кто там остался? - резко обернувшись, спросила я. Старик от неожиданности даже притоптывать перестал.
  • О чем это ты? - удивленно спросил он, но даже в полумраке было заметно, как побелело его лицо.
  • Кого ты оставил на съедение хранителям, пр-р-роводник?! - позабыв о вежливости, повысила голос я.
  • Ну как есть дура! - не остался в долгу дед. - Нет там никого! - И чуть слышно добавил: - Уже нет. Знаешь, нанимателям иногда не везет... И я в этом не виноват! А если будешь и дальше тут стоять, то и нам не повезет, и виноватой будешь ты!