Скользнув в зал, я вручила наставнику книгу, почтительно выслушала его ворчание о том, что я, видимо, ходила за ней в Росвенну пешком, и направилась к выходу. Листок с заклинанием жег кожу почище раскаленного камня. Неприятно... А тут еще у дверей меня все-таки перехватили.

 

  • Ярослава, ты куда? - удивленно вопросил Мирош. - Ты весь вечер бегаешь! Что случилось?
  • Я... мне что-то нехорошо, - слабо улыбнулась я. Листок с заклинанием, испепеляемый моей нечистой совестью, едва не дымился, заставляя меня заметно нервничать.
  • Что? Почему? - встревожился Мирослав.
  • Не знаю, - пожала плечами я. - Мне просто нужно подышать свежим воздухом, а потом лечь спать.
  • Я тебя провожу, - решил он.

Сердце предательски ухнуло в пятки. Зря я про плохое самочувствие заикнулась... Он же мне все испортит!

  • Не надо! - принялась выкручиваться я. - Останься с гостями. Со мной ничего страшного, правда! Просто устала, сам знаешь, я уже отвыкла от такого скопления народа... и потом, это платье, прическа, туфли... Мне неуютно!

Мирош явно заколебался. Ну же, не упрямься, жизнь моя, это же ради тебя!..

  • Туфли? - хмыкнул он. - А где они?

Я удивленно приподняла брови и посмотрела вниз, на свои ноги, на которых и в самом деле не было никаких туфель. Ой, я же оставила обувь перед дверями, да так о ней и забыла! Пожав плечами, я немного нервно рассмеялась.

  • Ладно, иди, - наконец разрешил Мирослав, не выдержав моего умильно-просящего взгляда. - Если б я тоже мог сбежать отсюда!..
  • Мечты, ваше высочество, вредны для психического здоровья, - съязвила я уже от дверей и поспешно скрылась за ними. Покосилась на стоящие у порога туфли, презрительно фыркнула и, добежав до своей комнаты, рискнула воспользоваться помощью Светоча и создать малые врата - росский аналог порталов. В отличие от тех Врат, которые мне довелось однажды приоткрыть, эти оказались не столь энергоемки и сложны, и доли крови россов во мне хватило для того, чтобы суметь шагнуть в них.

До полуночи оставалось всего пять минут.

* * *

Ветры вольные, над миром веющие, ветры мудрые, все в мире ведающие, к вам взываю в час трудный, вас молю о подмоге, вас заклинаю о милости...

Воды бурные, мир омывающие, воды чистые, жизнь дарящие, к вам взываю в час трудный, вас молю о подмоге, вас заклинаю о милости...

Пламя жгучее, мир согревающее, пламя смелое, жизнь оберегающее, к тебе взываю в час трудный, тебя молю о подмоге, тебя заклинаю о милости...

Земля-матушка, мир взрастившая, земля родная, жизнь вскормившая, к тебе взываю в час трудный, тебя молю о подмоге, тебя заклинаю о милости...

Все четыре стихии зову на помощь. Клянусь, что не несу зла для мира, клянусь, что не помышляю о выгоде, клянусь, что только во благо другого припадаю к вашей милости...

Обратите память людскую вспять, сотрите все, что ненужно, дайте новое знание, новую жизнь, судьбы не меняя, от зла защищая...

Коль крепки слова мои, не отвернитесь от просьбы моей, да помогите сделать по слову моему...

Последний отзвук моего голоса тает в ночи.

Медленно опускаюсь на колени. Высокая трава ласково щекочет босые ступни, и миг тишины взрывается под напором стихий.

Вода. Кровь моя.

Земля. Тело мое.

Воздух. Душа моя.

Огонь. Сердце мое.

Какую жертву вы примете?!

Я готова...

Капли крови тяжело падают на землю. Сжимается сердце, бьется о грудную клетку так, словно вот-вот наружу выскочит. Я стою, крепко зажмурившись, не смея даже дышать, потому что так надо. Выстоять, не дрогнув, не показав страха, не отступив перед болью, не отказавшись от платы...

И боль отпускает. Ярятся вокруг безумные вихри, меняя нити судьбы, вышивая иной узор, даруя новую жизнь...

Красиво. Создатель, как же красиво!

Я улыбаюсь сквозь слезы, прижимая окровавленные руки к груди, закрываю глаза, шепчу слова благодарности...

С меня не взяли и сотой доли того, что полагается за помощь. Меня вновь признали своей...

И теперь все будет так, как и должно быть.

* * *

Я проснулась с первым лучом солнца. Распахнула глаза, томимая нехорошими предчувствиями, и тихо охнула. Ну точно - до своей комнаты я вчера не добралась. Так и заснула на холме, свернувшись в клубок посреди пряно пахнущей травы, и сейчас обнаружила, что быть покрытой холодной росой - не самое приятное ощущение. Вздрогнув, я поспешно встала, огляделась.

Ничто не напоминало о ночном ритуале. Кроме моего состояния, очень похожего на банальную простуду - лоб горит, руки влажные, во рту сухо, в голове - пусто. Словно во мне разом поселились все четыре стихии.

Со стоном потерев виски, я решила, что неплохо было бы вернуться в замок. Если кто- либо обнаружил, что меня нет в собственной комнате...

Содрогнувшись, я с трудом открыла врата - сил почти не осталось, только непривычно молчаливый Светоч и выручил, - и шагнула в свою комнату. Не успела я перевести дух, как в дверь что-то врезалось, раздался жалобный скрип, и обе створки рухнули на пол, являя моему взору всклокоченного Респота с воздетыми руками и Кантора, на котором лица не было.

  • Доброе утречко, господа, - пролепетала я, сознавая, что сейчас-то мне влетит по полной. Вряд ли они поверят, что я во вчерашнем платье плавала в стакане с водой...
  • Где... ты... была?! Что ты делала?! - пророкотал наставник.
  • Спала, - честно ответила я, втайне радуясь, что сожгла компрометирующий листок еще на холме.
  • В бочке с водой?! - не унимался он. Кантор тактично молчал, однако его глаза выражали бесконечную солидарность с разъяренным архимагом.
  • Я что, похожа на идиотку? - возмутилась я.
  • Ты? Нет. А вот я, видимо, похож, раз ты до сих пор вешаешь мне на уши лапшу! - возопил Респот.
  • Да что случилось-то? - состроила оскорбленную невинность я. - Зачем так кричать?
  • Зачем? Зачем?!
  • Позволь я, - мягко перебил задыхающегося Респота Кантор. - Мирослав не мог найти тебя, пришел к нам... Мы обежали весь замок, и никто тебя не видел. Что случилось, девочка?
  • Где он? - проигнорировав вопрос, подскочила к Кантору я.
  • В библиотеке, - озадаченно нахмурился Кантор.
  • Куда?.. - бессильно проорал мне вослед Респот, но я уже не слушала.

Кантор никогда не называл своего воспитанника именем, данным ему при рождении. Чтобы банально не расколоться. Для него Мирослав всегда был Этьеном. До моего заклинания, по крайней мере.

Я открыла массивные библиотечные двери собственным лбом, не успев вовремя остановиться, и наткнулась на вопрошающие взгляды трех пар весьма изумленных глаз.

  • Ярослава, нашлась, - облегченно выдохнул Мирощ и теперь уже я уставилась на него, как ненормальная.

Никакого черного костюма и в помине не было - простой, но изящный темно-синий камзол с золотой оторочкой, такие же брюки... и никакой маски. Он еле заметно кивнул двум мужчинам в запыленных плащах, и те, поклонившись и пробормотав: «Ваше высочество», поспешно вышли из библиотеки, косясь на меня.

О, моя репутация, кажется, вовсе махнула на меня рукой и отправилась на постоянное место жительство к гмаррам. Обидно. Но - я победила! Не удержавшись, я расплылась в довольной улыбке, одновременно выдумывая правдоподобную версию того, где шаталась всю ночь.

Не понадобилось. Мирош подошел ближе и тихо сказал:

  • Спасибо...
  • За что? - удивилась я, выныривая из размышлений.
  • За это, - он быстро провел ладонью по лицу. - Это лучший подарок, о каком только можно мечтать... И за то, что оставила мне это имя.
  • Его дала тебе твоя мама, - пробормотала я. - А ты... Ты помнишь, что было?
  • А что, не должен? - нахмурился Мирош. - Хотя... Все ведут себя так, словно никогда и не было кого-то по имени Этьен. Что ты сделала?
  • Заклинание, - растерянно пролепетала я. - Оно должно было на всех подействовать! А... ладно, не важно! Лишь бы...

Двери резко распахнулись, заставив меня подпрыгнуть на месте.

  • Выйди, сынок, - прорычал разъяренный Респот, кивая Мирославу.
  • Не надо, - вцепилась я в жениха, пытаясь укрыться за его спиной.
  • Надо! - полыхнул глазами наставник. - Выйди, Мирослав, иначе обоим влетит!

Я подумала и отцепилась от его камзола, решив достойно встретить ужасную кончину.

  • Иди, мой рыцарь, к пыткам я готова, - с пафосом выдала я, заставив наставника поперхнуться и закашляться, а Мирослава наверняка усомниться в моем психическом здоровье.
  • Выпорю, - прокашлял Респот, выпихивая принца за двери и закрывая их.
  • Да пожалуйста, - великодушно разрешила я.
  • Ты хоть понимаешь, что могла натворить?! - прошипел Респот, надвигаясь на меня.

Я съежилась и потихоньку попятилась. И впрямь ведь выпорет. С него станется...

А как он вообще обо всем узнал?.. Недолго думая, я выпалила этот вопрос вслух.

  • Я знаю, кто, когда и с какой целью трогает мои книги! - поджал губы архимаг. - Да, я не понял, что именно ты сделала с помощью этого заклинания... Но сейчас ты мне все расскажешь!
  • Нет, - отказалась я, ухудшая свое незавидное положение до предела. - Тебе нужно знать лишь то, что сделала я это не для себя... Не только для себя. И сделала это во благо. Ничего страшного не произошло. Ничего, чего бы не стоило менять, я не изменила. Клянусь.
  • Ярослава! - рявкнул наставник взбешенно, не удовлетворившись моим ответом. Я почувствовала спиной стену и поняла, что отступать некуда.
  • Требую защитника, - пробормотала я.
  • Прекрати, - неожиданно мирно вздохнул Респот, усаживаясь в кресло и повергая меня в шок. Это что же, порки не будет? А я уже настроилась! - Я давно предполагал, что рано или поздно ты найдешь это заклинание, или, что более вероятно, оно само найдет тебя.
  • Оно мне буквально на голову свалилось, - проворчала я.
  • Так я и думал, - кивнул наставник. - Да отлипнешь ты наконец от стены или так и будешь изображать пришпиленную к бумаге бабочку?! Сядь, пожалуйста.

Я подумала и опустилась в кресло напротив Респота.

  • Итак... - протянул он. - Конечно, я предполагал, что ты его обнаружишь, но вот что сумеешь воспользоваться... А судя по твоему сияющему виду, еще как успешно... Здесь не хватило бы никаких запасов ламона, как ты смогла?
  • Я просто прочла заклинание, вот и все, - пожала плечами я. - Стихии все сделали за меня.
  • Стихии? - нахмурился Респот. - При чем здесь стихии? Это не стихийная магия, они бессильны в этой области! Просто формула такая...
  • Им скажи, - передернула плечами я. - Что было, то и говорю!

Старый маг впал в глубокую задумчивость, и через пять минут я начала подозревать, что он просто-напросто заснул. Я наклонилась к нему, помахала рукой перед его лицом и немедленно была схвачена за запястье. Ойкнув от неожиданности, я выдернула руку из цепкой хватки наставника и обиженно надулась, а он усмехнулся неизвестно чему.

  • Берегиня, чего ж я хотел-то? - вздохнул он. - Иди, а то Мирослав и впрямь решит, что я тебя пытаю. И еще - я тобой горжусь. Правда.

Медленно кивнув, я пошла к выходу, не понимая, с чего это не обещающая ничего хорошего беседа закончилась столь щедрым заявлением?

А еще мне не давала покоя одна мысль, которую стоило тщательно обдумать. Респот сказал, что стихии не могли мне помочь, но они помогли. Невзирая на все «невозможно» и «немыслимо». Интересно, на что они еще способны? И существует ли для них что-то невозможное в целительской магии?

А главное - хватит ли у меня смелости это проверить...

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ

Если долго мучиться, что-нибудь получится!

Девиз адептов-практикантов, приводящий в трепет наставников

Нос разбит, фингал под глазом, в саже лоб, в бинтах все руки...

Мы - не шайка лоботрясов, - гордые жрецы науки!

Надпись с плаката неизвестного происхождения,

втихую прибитого неизвестным над лабораторией замка

  • Свет мой зеркальце, скажи... - грустно пропела я, крутясь перед заключенным в массивную раму зеркалом почти во всю стену маленькой уютной гостиной. Говорить оно, конечно, и не собиралось, зато показывало, ничего не скрывая.

За время болезни я так похудела, что все еще не могла восстановиться. Непривычно... Я передернула плечами. Скелетообразное существо с огромными глазами в глубинах зеркала в точности повторило мое движение.

Реальность поражает своей жестокостью... Наверное, мне теперь к каждой ноге по булыжнику привязать придется, чтобы сквозняком не унесло.

  • Ничего, у нас еще целых две недели, чтобы исправить положение! - бодро заявила Беатриса, критически обозрев мое теловычитание.
  • Боюсь, я теперь и за два года не поправлюсь, - уныло возразила я.
  • Глупости! - махнула белой ручкой подружка, поправляя шикарные смоляные волосы. - Ларелия готовит такие вкусности, что устоять просто невозможно! И вообще, не убивайся ты так, другие наоборот похудеть хотят, особенно - к свадьбе...
  • Но не до такой же степени! - фыркнула я. - На меня в коридоре доспехи упали, так я еле выбралась из-под них!.. А Фотий сказал, что в мою сторону теперь и дышать боязно - того и гляди сдует...
  • Слушай его больше! - Как всегда, при упоминании советника Беатриса заняла боевую позицию. - Ему лишь бы языком чесать! И потом, прошла всего неделя после... ну, после того, как ты в себя пришла. Да еще бал вчерашний... Зато эти две недели мы используем по максимуму! Идем! - И Беатриса потянула меня за руку, устремляясь к выходу.
  • Куда? - уперлась я. Ну конечно, размечталась - в моем теперешнем состоянии со мной справилась бы даже не особо крупная кошка, не говоря уж о молодой и физически здоровой девушке.
    • На кухню! - воодушевленно заявила подруга.
    • Так я уже завтракала, - удивилась я.
    • Ничего, тебе не повредит, - подмигнула Беатриса. - Ах, какие пончики испекла Ларелия!.. Даже я пару-тройку съем, клянусь! А уж в тебя не меньше десятка запихаю, сопротивляйся не сопротивляйся!

    Я кисло улыбнулась. Самое ужасное, есть не хотелось. Хотя надо бы... Я вздохнула и покорилась неизбежному - то есть безвольным воздушным шариком последовала за голодной подругой на кухню.

    Пончики и впрямь оказались великолепными. Беатриса, сверкая глазами и махнув обеими руками на диету, на которой неизвестно для чего исправно находилась уже несколько дней, расправлялась уже с четвертым, а я все еще катала по тарелке первый и единственный, лениво размышляя о сходстве конкретно этого пончика с легендарным никогда не унывающим Колобком. Ему бы еще пару глазок-горошинок да рот...

    • Я от бабушки ушел, - тихонько бубнила себе под нос я, мерно постукивая пальцами по краю плоской, расписанной тонкими узорами, тарелки, - я от дедушки ушел...
    • Ярослава, хватит над едой издеваться! - заметила Беатриса. Я вздрогнула, чересчур сильно ударила ладонью по тарелке, в результате чего та встала на дыбы, а «колобок» на манер пущенного из катапульты камня по ровной дуге пролетел над моим плечом.
    • Это можно расценивать как покушение? - поинтересовались за моей спиной.

    Судорожно обернувшись, я сначала закашлялась, а потом от души расхохоталась - до того

    забавно выглядел Мирослав, озадаченно счищающий со лба то, что еще миг назад было пончиком. Аккурат в драгоценный камень, вправленный в обруч, попало!

    • А от принца не ушел!.. - сквозь смех прорыдала я, ставя жирную точку в короткой трагической жизни сдобного шарика.
    • Вернее, принц не ушел! - продолжал веселиться Фотий, счастливо избежавший участи своего начальства. Но, как оказалось, рано радовался - брат-близнец безвинно почившего пончика, взвившись в первом и последнем полете, красиво размазался по лбу ошеломленного советника. Беатриса, лучась от осознания давно задуманной и все-таки сделанной пакости, помахала ему рукой.

    Принц и советник, переглянувшись, расплылись в кровожадных ухмылках и слаженно шагнули к столу, но тут на кухне появилась Ларелия, грозная, как туча, и громовым голосом потребовала, чтобы мы прекратили беспорядок.

    • Дети, - снисходительно ухмыльнулся Фотий, чинно усаживаясь напротив нас под бдительным взглядом кухарки.

    Беатриса вспыхнула, я успокаивающе сжала ее руку - мол, успокойся, все еще будет... Не на кухне, так в другом месте добьем!