Наивная душа...

  • Объясни это влюбленной дурочке, - вздохнула я. - Она видит лишь то, что хочет видеть. В каждом твоем жесте, в каждом слове... Оставь ее. Она сама уже сто раз о содеянном пожалела!

А не так уж это и тяжело - убежденно говорить то, во что сама ни капельки не веришь.

Вот только заразить своей убежденностью других - не столь легкая задача!

Мирош ни в какую не желал поддаваться на уговоры, это я видела ясно, а потому решилась на запрещенный прием. Шагнула к нему, обняла, уткнувшись лицом в грудь, и жалобно сказала:

  • А я проголодалась. Сильно. И сад посмотреть очень хочется...

И лишь когда он обнял меня в ответ, подняла голову, рискнув посмотреть в глаза.

Ерозы там уже не было. Кажется, я все-таки победила, и Аннару прямо сейчас убивать никто не собирается. А после обеда в организме резко повышается уровень доброты, так что шансы на то, что рыжая-бесстыжая будет прощена, велики.

Даже немного жаль, право слово.

* * *

В свою новую комнату я вернулась лишь под вечер, уставшая, но полная впечатлений. Замок и его окрестности мне понравились. Настолько, что я ни в какую не хотела возвращаться, и лишь перспектива остаться без ужина заставила меня передумать. Елавная повариха оказалась чудесной женщиной: мало того, что готовит превосходно, так еще и добрая. Когда мы, опоздав-таки на ужин, прокрались в кухню, смущенные, виноватые и жутко голодные, Ларелия не стала, как предсказывал Мирослав, метать молнии и читать нотации о правилах поведения и вреде несоблюдения режима питания, а сразу же выделила в наше безраздельное пользование огромную тарелку с еще дымящимися оладьями, да такими, что оторваться было просто невозможно. Мы и не отрывались, пока не смели все подчистую под умиленными взглядами кухарки.

  • Екшравилась ты ей, - усмехнулся Мирош, когда мы, поблагодарив нашу спасительницу и с заметным трудом выбравшись из-за стола, медленно ползли по лестнице.
  • Почему ты так решил? - рассеянно спросила я, усиленно размышляя, за сколько дней при таком питании превращусь в идеально круглый шарик на ножках.
  • Потому что Ларелия строго подходит ко всему, что касается хлеба насущного, - улыбнулся Мирош. - Она даже королю поблажек не делает!
  • А нечего вам, мужикам, потакать, привыкнете - леший потом к порядку призовешь, - философски изрекла я.
  • А тебе, значит, можно? - возмутился Мирощ но его глаза смеялись.
  • Мне - да! - кивнула я. - Девушек баловать не только можно, но даже нужно!
  • С чего бы это? - искренне заинтересовался его высочество.
  • Чтобы нервы, в данном случае - твои, целее были, - рассмеялась я и, пожелав доброй ночи, скользнула в свою комнату.

В которой меня уже поджидали две белокурые юные девицы, облаченные в синие форменные платья.

Вот так, совершенно внезапно, я и узнала, что мне полагаются личные горничные. Да. Целых две штуки. И если учесть, что дома мне успешно удалось отказаться даже от одной...

Нария и Нэл оказались похожи и внешностью, и занудным характером. На мои уверения в том, что их услуги совершенно не нужны, они с вежливыми улыбками сообщили, что без их помощи я не смогу даже ботинки расшнуровать, не говоря уж о чем-нибудь более сложном и ответственном. Пришлось доказывать, что я не только со шнурками могу управляться, но и с упертыми девицами. Надеюсь, они на меня не сильно обиделись - вымело их из комнаты довольно-таки бережно...

Избавившись от докучливых девиц и закрыв дверь, я наконец-то привела себя в порядок, благо что в смежной комнатке имелось что-то вроде миниатюрной баньки. Вдоволь наплескавшись, я завернулась в огромное полотенце, чувствуя себя сытой, чистой и оттого более чем счастливой. Одежда, доставленная из дома, висела в шкафу, занимающим чуть ли не всю противоположную кровати стену. С некоторой опаской распахнув дверцы, я вздохнула с облегчением - никаких безумных платьев там не было, зато нашелся ворох разнообразных рубашек, брюк, ботинок, сапог и легких сандалий, а также несколько вполне приемлемых сарафанов длиной по щиколотку.

Слава Элеве!

А еще там висело несколько ночных сорочек, больше похожих на платья. Росса все-таки не удержалась.... Ладно, ради первой ночевки в доме, который скоро станет для меня родным, можно и на уступки пойти... Поколебавшись, я выбрала бело-розовую сорочку длиною до пят, расправила кружавчики и оборочки, немыслимо извернувшись, застегнула множество пуговок, завязала несколько ленточек... Как утром буду вылезать из этого великолепия - тот еще вопрос! Хотя... если что, позову девочек, они рады будут признанию моей беспомощности перед одеждой. И у кого только фантазии хватило превратить сорочку в подобие бального платья? Надеюсь, что ночью не запутаюсь во всех этих рюшечках...

Закончив увязывать себя в чудо-ночнушку, я посмотрела в зеркало. Ну хоть на бал иди, право слово.

«Смотрите-ка, это все-таки девочка!» - возликовал Светоч.

А до этого я кем была?!

«Судя по шмоткам, кои ты так любишь таскать, сразу и не определишь».

Ну почему в одной отдельно взятой безделушке уровень ехидства просто зашкаливает?

Это что, нормально?

«Я - всего лишь отражение тебя».

Наверняка не самой лучшей моей части. Надо бы поработать над этим - подобного общения я попросту не вынесу!

Кое-как расчесав влажные волосы, я задумалась, стоит ли сушить их заклинанием или все же не рисковать. Не знаю, как поведут себя привычные чары в условиях искусственного магического фона. Остаться без волос не хотелось. Ждать же, когда они высохнут сами по себе, сил уже не было - хотелось спать. Ложиться с мокрыми волосами тоже не вариант - наутро спутаются так, что легче будет отстричь, чем расчесать.

В общем, выбора не было.

Решившись, я пробормотала короткую фразу, щелкнула пальцами... И с облегчением выдохнула, когда по плечам рассыпались сухие волосы.

Подозрительное потрескивание я заметила не сразу...

Они формировались медленно, лениво - два больших голубых шара, сверкавших словно лед на солнце. Я зачарованно смотрела, как они разрастаются, искрятся от избытка энергии... И очнулась лишь тогда, когда непонятные сгустки рванулись ко мне.

Сомневаясь, что щит справится со своей задачей, я резко увернулась, запуталась в подоле и упала. Пронесшиеся надо мной шары впечатались в стену, отчего та затряслась и зазвенела, и развеялись.

Я села, задумчиво разглядывая следы копоти на красивом гобелене, но даже вздохнуть не успела...

Дверь без предупреждения распахнулась, долбанув о косяк так, что я вздрогнула и не вскочила на ноги только потому, что боялась вновь запутаться в проклятой сорочке.

На пороге застыл Мирош. Взъерошенный, в полурасстегнутой рубашке и с мечом.

  • Надеюсь, это не привилегия правящего рода - врываться без стука по ночам? - полюбовавшись обрамленной дверным проемом картиной, спросила я.
  • Это моя привилегия - врываться туда, где хотят убить мою безголовую невесту! - нервно ответил Мирош, убедившись, что никого в комнате нет. Ну, кроме меня, до сих пор даже не пытающейся встать.
  • Меня никто не хочет убить, - заверила я, чинно складывая руки на щедро украшенном рюшечками подоле.
  • Почему ты тогда сидишь на полу, а стена выглядит так, словно ее снести пытались?!
  • Я устала, - невинно улыбнулась я. - А что со стеной - понятия не имею. Не я замок строила!

На секунду показалось, что за неимением врагов душить сейчас будут меня...

  • А еще я двери с ноги не открываю! - торопливо добавила я. - На будущее - стучись, пожалуйста! А если бы я была не одета? И без того вон в одной ночной рубашке сижу, а это - неприлично!

Уела я его. Вон как покраснел - любо-дорого посмотреть. Хотя чего неприличного в длиннющей рубашке с воротником под горло - не понимаю. Лично я менее неприличной вещи не могла представить в принципе.

  • Извини, - выдавил из себя Мирош смущенно. - Больше так не буду.
  • Даже если в моей комнате действительно окажется маньяк, жаждущий свернуть мне шею?! И ты не придешь на помощь?! - возмутилась я.

Мирослав застыл, явно не понимая, чего я от него хочу. Правильно, я тоже не понимаю...

  • На помощь? Кому - тебе или несчастному маньяку, посмевшему без стука ворваться в твою комнату? - наконец взял себя в руки он. - И если я не успею спасти беднягу, то в чем должен буду помочь тебе? Отскрести от стенки бренные останки?

Один - один. Ничья. Пока что.

Я сжала ладони в замок, опустила глаза и жалобно шмыгнула носом. И увидела протянутую мне руку.

  • Вставай. Простудишься еще.

За руку я уцепилась, как утопающий за соломинку. Просто мне казалось легче доползти до кровати, чем раз за разом падать, так и не сладив с подолом.

Оказавшись на ногах, я облегченно вздохнула и благодарно улыбнулась Мирошу. Вернее, хотела улыбнуться, но наткнулась на странный взгляд и насторожилась:

  • Что-то не так?

Мало ли. Может, я все-таки спалила себе половину волос, просто еще не знаю об этом.

  • Красиво, - тихо сказал Мирощ не сводя с меня глаз.
  • Что - красиво? - озадачилась я. Может, рубашка? Согласна, красиво. Только слишком неудобно.
  • Ты. Красивая. Очень.

Я нервно хихикнула. Как там говорят - любовь слепа? Вот, классическая иллюстрация.

Только что будет, когда зрение вернется?

Есть над чем задуматься... Хотя лучше не надо, а то страшно. Если я буду усиленно над этим размышлять, то долго не протяну, ведь тут под боком бродят такие экземпляры, как Аннара. И без всяких дурацких мыслей о собственном несовершенстве есть от чего ворочаться и скрипеть зубами по ночам.

Деликатный стук в дверь стал для меня спасением, зато Мирослав, казалось, готов был удавить стучавшего собственными руками. Не знаю, может, померещилось.

  • Войдите! - бодренько отозвалась я, и дверь распахнулась, являя Кантора.
  • Ярослава, я лишь хотел узнать, как ты устроилась и не нужно ли тебе чего... А ты что тут делаешь в такое время?! - Это строгий советник узрел-таки своего воспитанника.
  • По тому же вопросу, - не слишком вежливо ответствовал тот.
  • А ну марш отсюда, - негромко рявкнул Кантор, и я подавилась смешком - уж больно одинаковы стили наших наставников. Но мой-то еще ладно, он искренне считает меня не особо разумной, что, впрочем, недалеко от истины, но командовать наследником королевства...

Самое невероятное - Мирош и не думал перечить! Пробормотав что-то вроде «приятных снов», он выскользнул за дверь, с немым укором взглянув на непрошибаемого наставника. Тот лишь усмехнулся.

  • Так-то лучше, - одобрительно прогудел Кантор. - А с этим оболтусом я еще поговорю...
  • А что такого-то? - решилась вступиться за Мирослава я. - Мы просто разговаривали...
  • Я не сомневаюсь, - кивнул Кантор. - Но что если кто-то не в меру глазастый увидит, как правая рука старшего принца выходит из комнаты его невесты, да еще в столь позднее время? Злые языки страшнее арбалета, дитя мое, и Этьен должен это понимать как никто другой. Ладно, не бери в голову, - заметив мой растерянный вид, рассмеялся медерец. - Просто я всегда предполагаю худшее - для того, чтобы этого избежать. Ну так что, тебе что- нибудь нужно?
  • Нет, спасибо, - пролепетала я. - У меня все есть.
  • Вот и отлично, - довольно улыбнулся Кантор. - Отдыхай, девочка. Приятных тебе снов. - И он вышел, аккуратно прикрыв дверь.