ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

ШКОЛА МАГИЧЕСКИХ ИСКУССТВ

Ученье - свет, а неученых - тьма!

Больная тема для Ученого Совета Академии Высшей Магии

Все было не так.

 

Слишком темно. От факелов в отделанных золотом и каменьями креплениях, больше чадящих, чем дающих свет, толку мало.

Слишком сыро. Камни сочатся влагой, и роскошный ковер под ногами медленно вбирает ее, не давая ни тепла, ни уюта.

И кресло каменное, жесткое, неудобное, даром что величественное и красивое.

А платье, черное, закрытое, и вовсе на доспехи похоже, сковывает, не дает устало опустить плечи, вдохнуть полной грудью...

И все лишь для того, чтобы ни на единый миг не забывать о случившемся когда-то. Чтобы ненависть, живущая в сердце, разгоралась все ярче и ярче.

Хотя он сказал однажды, что у нее нет сердца. Если бы!..

И камень подлокотников страдальчески скрипит под нервно сжимающимися тонкими пальцами...

Их было трое. Бледных, храбрящихся изо всех сил, старающихся сохранить хотя бы видимость достоинства.

Сколько их когда-то было, таких? Не счесть...

  • Нам очень жаль, госпожа, - бормотал один из троицы, преклонив колено и вцепившись в висящий на поясе меч так, что костяшки пальцев побелели.

Глупец. Понимает ведь - бессильно здесь оружие.

  • Жаль... - Ее голос сух и безжизнен, и мечник вжимает голову в плечи, предчувствуя беду.
  • Ведьма оказалась гораздо сильнее, чем мы полагали.

Еще один... смелый. Среднего роста, щуплый, жилистый, с острым носом и буйными кудрями цвета сумасшедшей осенней листвы.

  • Она - берегиня, и ваше счастье, что она еще не вошла в силу. - Слова бесцветны, тихи и болезненно царапают горло. - Если б не это, она стерла бы вас с лица этого мира, даже не заметив... Но теперь мне придется исправлять ваши ошибки. Приведите эльфийку.
  • Г-госпожа... - Наконец-то страх просачивается в голос рыжего, покрывает кожу белоснежной пудрой, придает его запаху особую пряную нотку. - Эльфийка... пропала... Вместе с вашей девчонкой. Вы же знаете...
  • И вы... до сих пор не нашли их?
  • Г оспожа... - Спокойный, ровный тон зажег в глазах мечника ужас, ибо он прекрасно знал цену этого спокойствия. - Девочка слишком умело скрывает следы, обнаружить ее невозможно, но ведь оно и понятно - учитывая, кто она... А эльфийка... мы уже знаем, где искать... Вскоре мы приведем ее обратно! Клянусь... Мы...

Встать удается с трудом, но все слишком испуганы, чтобы это заметить. Один лишь взгляд - и мечник, схватившись за горло, корчится на полу. Мгновение - и тело его, иссохнув прямо на глазах, превращается в прах. И вот уже невесть откуда взявшийся ветер кружит его по пещере...

  • Поймать. Привести. - Незачем повышать голос. Не в нем сила. - И найдите его. Где бы он ни был, найдите.

И рыжий, часто кивая, пятится к выходу, из последних сил сдерживаясь, чтобы не побежать.

Бег будит азарт погони... Но не сейчас.

Сейчас хочется лишь прикрыть глаза и тяжело опуститься в кресло.

С каждым днем становится все труднее, тело отказывается повиноваться... Нужно спешить, времени осталось не так много.

  • Тебе действительно нужно именно это? - бесстрастный голос заставил вздрогнуть и резко выпрямиться.

Третий, привычно закутанный в плащ с капюшоном, и не подумал о том, чтобы подчиниться приказу. Как всегда.

  • Не твое дело. - Злость прорывается, царапает еще сильнее, заставляет кривиться от боли.
  • Ошибаешься, - лениво улыбается он. - Без меня тебе не удалось бы вообще ничего... Не забыла?
  • А ты? Ты не забыл, что я могу сделать с тобой? - почти змеиное шипение. Почти непреодолимое желание избавиться от наглеца раз и навсегда.

А в ответ - лишь равнодушное хмыканье из-под капюшона.

  • Хочешь испугать? Меня? Зря. Я не боюсь. Ни тебя, ни кого бы то ни было.
  • Если предашь меня - узнаешь, что такое страх.
  • Предам? Предам... Я служу лишь себе. А ты... С тобой мне просто по пути. К сожалению.
  • Твоя семья всегда была верна мне.
  • К сожалению, - усмехнувшись, повторяет он. - Именно потому я сейчас и с тобой... госпожа моя. Я родился... таким. Судьба, не так ли?
  • Иди. - Выдохнуть, вновь прикрыть глаза, чтобы немного успокоиться. - Ты знаешь, где берегиня сейчас?
  • Да... госпожа.

Сарказм и вызов. Как всегда.

  • Тогда что ты делаешь здесь? Иди и уничтожь ее. Ты можешь. Если же...
  • Только без угроз. Я все понял.

Взметнулись черные полы плаща, оставляя ее в полном одиночестве.

Из-под впившихся в ладонь ногтей брызнула кровь, но боль не отрезвила.

До стены - пять шагов. Невыносимо трудных сейчас... И даже на то, чтобы провести ладонью по камням, понадобилось слишком много сил.

Камни засияли, подернулись рябью, как потревоженная поверхность воды, а потом застыли зеркальной гладью. Но в ней отразилось не перекошенное от ненависти лицо, а удивленное, страдальчески белое, с изможденными глазами, в глубине которых все еще тлела надежда.

  • Тебе ничего не изменить, - превозмогая слабость, бросила она отражению, и оно испуганно поблекло. - Как и вашей беспомощной берегине... Я добьюсь своего. Пусть лишь сейчас, через века... Тем слаще будет победа.

* * *

Мрачные сырые стены, писк и шебуршение крыс, тяжелые шлепки капель, падающих с каменного потолка на каменный же пол; железные обручи, сковывающие занемевшее и оттого уже не чувствительное к боли тело. Взгляд рассеянно блуждает по темной камере, избегая подниматься вверх, где в крепких, припаянных к потолку цепях застыли неестественно вывернутые кисти рук.

Пока не видишь - не веришь... А если не верить, то можно попытаться...

Запекшиеся губы через силу шепчут древние слова, вылетающие тяжело, вместе с кровью. Привычное движение пальцев... и боль. Дикая, разрывающая, как и тогда, когда тиски чужих жестоких рук выкручивали запястья.

...и темнота...

Нет, не сейчас, не здесь... не со мной?.. А с кем? И что это? И где это - здесь? И кто это - я? Можно ли ответить на эти вопросы? Лучше всего проснуться с криком, побежать к кому- нибудь, живому и спокойному...

Но как проснуться, если и не засыпала вовсе? И как можно видеть сон, если не спишь? А если это не сон, то... видение? Видение... видение средь бела дня, на пересечении четырех дорог, под сенью четырех четырехсотлетних дубов... И на поляне - четыре человека. Всего лишь. И в одном из них, разбуженное магической цифрой, рождается видение, ничего хорошего, как обычно, не предвещающее...

Почему число четыре - магическое?

О, это просто... Достаточно вспомнить...

Четыре луча священного креста, знака Создателя; четыре стороны света, не дающие потеряться в необозримо широких просторах земли; четыре времени года, сменяющие друг друга от самого сотворения мира; четыре стихии, дарующие жизнь и силу всему сущему; четыре ступени мастерства, отделяющие несмышленого ученика от всесильного архимага...

* * *

  • Вам скучно, госпожа Росная?

Щедро сдобренный иронией вопрос заставил меня окончательно проснуться. Правда, далеко не сразу я поняла, что обращаются ко мне: привыкла быть Луговой, и данная не наставницей, а родителями фамилия снова казалась чужой.

Калериана с нескрываемым интересом взирала на меня, прислонившись к стволу кряжистого дуба. Соломенного цвета волнистые волосы обрамляли узкое лицо, опускаясь на плечи; голубые глаза с веселыми искорками смотрели иронично и чуть недоверчиво.

  • Ну что вы, госпожа наставница, - не осталась в долгу я, стряхивая неприятные узы то ли сна, то ли обморока. - Разве можно назвать попытки не уснуть с закрытыми глазами скучными? Сколько же для этого нужно фантазии!
  • С меня и твоей довольно, - хмыкнула она. - Медитация не всем легко дается, но оно того стоит, поверь. - Магистр кивнула двум девушкам, сидящим на полянке рядом со мной: - Отдыхайте, на сегодня занятия окончены.

Дождавшись, пока они послушно уйдут с окруженной хороводом дубов полянки, Калериана задумчиво обратилась ко мне:

  • А теперь давай решим, как нам с тобой быть дальше.

Я со вздохом кивнула и приготовилась слушать.

Раз уж угораздило попасть сюда, нужно принимать условия игры...

* * *

Я знала, что после отмены Нитей Забвения будет непросто, но даже и предположить не могла, что все повернется именно так.

Респот ждал меня в Трехгранье. И, не дав отдохнуть с дороги, забрал в Мироград, где меня и скрутило - той же ночью. От усталости ли, или же от того, что до конца не восстановилась, - кто знает... Комната тогда дотла выгорела. Меня же нашли лежащей на полу, живой и без единой царапинки, но явно не в себе.

Тогда-то в светлую голову наставника и пришла мысль, что мне нужно учиться контролю. И желательно не в шумном замке, где от обилия стрессов никакой контроль не защитит, а там, где мне будет уютно и спокойно. И где, само собой, за мной присмотрят... А попутно еще и продолжат потчевать знаниями, которых, по твердому убеждению наставника, много не бывает.

Так я и оказалась в Школе Магических Искусств, расположенной в живописном и умиротворяющем месте, на самой границе Росвенны и Берендеева Царства.

Школа, будучи гораздо меньше своей столичной старшей сестры, славу себе снискала ничуть не худшую. Под нее отвели целый городок, пусть и маленький, но все же. В его центре, на главной площади, и возвышались здания самой Школы, а рядом расположились уютные домики для адептов. Кстати, последних не так уж и много: не более пяти-шести человек на каждом курсе. Если учесть, что курсов всего шесть, а факультетов и вовсе три - боевой, бытовой магии и целительства, - чересчур оживленным местом Школа не являлась. Почему-то принято считать, что учиться в Академии - престижнее. Ну и стремятся больше в огромный шумный город, чем в полусельскую местность. А зря! Специалистов тут готовят отличных, потому как преподаватели - сплошь тертые практикой магистры, не понаслышке знающие, что такое опасность и как с нею справиться. И из этих стен выходят прекрасно подготовленные к реальной жизни маги, умеющие применять свои знания на практике, а не наивные адепты-выпускники, по уши напичканные теорией, но понятия не имеющие, что с ней делать дальше.

А возглавляла Школу Калериана Цветинская - самый молодой архимаг, которого я только видела. Она без вопросов приняла меня, зачислив на факультет боевой магии, и довольный Респот вздохнул с облегчением, а я с тоской подумала, что вот, опять - новый дом, новые люди, и ничего прежнего уже не осталось. С последним, впрочем, я погорячилась. В старом новом мире, вновь принявшим меня, я по-прежнему была наследной княжной и невестой младшего медерского принца. Обручальное колечко и сейчас находилось при мне - висело на длинном кожаном шнурке, заправленное под одежду, дабы избежать лишних расспросов от новых знакомых.

Но пожалеть себя мне не дали - Калериана, выпроводив Респота, лично потащила меня на осмотр Г ородка, а потом - и моего персонального домика, маленького, но двухэтажного, с резными балкончиками и лесенками, и изнутри, и снаружи похожего на безумно красивую игрушку. И к тому же - он был полностью деревянным, что привело меня в восторг. Напоенное солнцем дерево радушно приняло новую хозяйку - я почувствовала это, на мгновение, украдкой от магистра, прижавшись щекой к стене.

А ближе к полудню состоялось первое занятие, на котором я умудрилась не расслабиться, как того просила Калериана, а провалиться в полусон-полуявь.

Интересно, она именно об этом хочет поговорить?

  • Отвергая часть себя, ты никогда не обретешь покой, - выдала Калериана, присаживаясь прямо на траву. Видимо, Респот был с нею чересчур откровенен... - Почему ты не можешь договориться с собой?
  • Потому что та самая часть меня не вполне адекватна, - осторожно подбирая слова, начала я. - Иной раз, когда жизнь на ниточке висит, до нее не докричишься, а вот когда она совершенно не нужна, то пытается меня контролировать!
  • Это потому, что вы все еще не являетесь единым целым, - задумчиво протянула Калериана. - Ты отвергаешь Светоч, он же старается сделать из тебя настоящую берегиню...
  • Зря старается. Я не хочу, - буркнула я.
  • Это от тебя не зависит, - покачала головой магистр. - Никто из нас не может свернуть с предназначенной ему дороги. У обережников всегда был свой, особый путь, непонятный простым людям. У них нет своего дома. Они просто не в состоянии в него вернуться. Для них дорога - единственная верная подруга, а магия - не что-то чуждое, изучаемое в школах и академиях, а воздух, коим они дышат. Они сами - магия. Им неведомо, что такое опустошенный резерв. Они - само могущество, для них нет пределов, они - Сила. Но их удел - одиночество...
  • Нет! - вскричала я, вскакивая на ноги. - Я не хочу! Хватит с меня дорог, бесконечных попыток понять себя; хватит разлуки с домом!.. Я никогда не обреку себя на одиночество, у меня есть друзья!
  • Друзья? Пока что. Но у могущества нет друзей - его боятся. И нет любви - потому что ее боится оно само. Любовь ослабляет, делает душу уязвимой, а в итоге - убивает. Это плата за силу. Здесь уже ничего не изменишь, Ярослава. Ты - берегиня. Ты нужна миру, и ты должна позволить Светочу закончить ваше Единение, переплетение душ.
  • Нет! Я сама выберу свою судьбу, сама решу, кем или чем мне быть! Я не хочу могущества; я слаба, временами беспомощна, но это - я! Я останусь собой!
  • Время покажет, девочка. От судьбы не уйдешь...
  • Нет, нет, нет!
  • Яра! Яра, что с тобой?!

Я дернулась, как от пощечины, и... пришла в себя.

Я по-прежнему сидела на солнечной полянке, судорожно, до боли, сжав ладони. Из прокушенной губы текла тонкая струйка крови, из глаз - слезы. Надо мной склонилась встревоженная Калериана, не понимая, почему я кричу и бьюсь в истерике.

Не понимает? Так ведь она же сама только что буквально убивала меня словами приговора... Или?..

  • Что случилось? - прохрипела я.
  • Не знаю! Я сказала, что ты отвергаешь Светоч, а он этим недоволен, только и всего... А ты побелела, смотришь расширенными глазами куда-то вдаль, мотаешь головой, а на лице - такая мука... - прошептала Калериана.

Я с трудом вдохнула, пытаясь успокоиться, и нашарила под рубахой горячий Светоч.

Понятно... Решил, что вправе так себя со мной вести?.. Выворачивая душу наизнанку? Заставляя плакать от невыносимой боли? Предсказывая то, от чего я так хочу убежать?!

  • Ярослава?

Я моргнула, перевела взгляд на Калериану и слабо улыбнулась:

  • Кажется, от пассивных действий он перешел к активным... Говорит, что моя судьба - пыль дорог и одиночество...
  • И что ты будешь делать?
  • Мне нужно отдохнуть, - устало сказала я. Магистр кивнула, и я, встав, с трудом пошагала прочь с полянки.
  • Яра, постой... - негромко окликнула Калериана. Я обернулась.
  • Ты же знаешь о пророчестве, которое твой отец так никому и не показал? - спросила она, и я кивнула. Знаю. И такое ощущение, что о нем не знает только ленивый... - Ты задумывалась над тем, почему он так поступил? Твои родители считали, что твоя судьба - только в твоих руках. И что ты изначально свободна в выборе пути... Кто знает, возможно, они были правы. Они не хотели, чтобы что-то давило на тебя, вынуждая следовать определенной судьбе. А так...
  • Так я еще могу с ней поспорить, - закончила я, понимая, что ничего иного мне просто не остается.

* * *

Ближе к вечеру, распаковав немногочисленные вещички и создав в одной из двух комнат верхнего этажа очаровательный домашний беспорядок, я отправилась на самостоятельную экскурсию.

Лето кружило голову тончайшими изысканными ароматами, которые пьянили, как эльфийские вина с привкусом горьковато-сладких трав, заставляя все воспринимать в ином,

радужном свете. Вокруг сновали обычные люди и чем-то озабоченные адепты, прижимавшие к себе кипы книг, и от этой суеты, как ни странно, в душе разливалось умиротворение... А ведь еще какую-нибудь неделю назад я стояла в Башне Чаяний, расположенной не так далеко отсюда, и уже уверилась, что все для меня кончено. Как же приятно иной раз ошибаться!

Г ородок очаровал меня. Маленький, тихий, зеленый, утопающий в цветах, и повсюду - аккуратные деревянные резные домики, и нигде нет ничего выше двух этажей, кроме Школы

w                                  А                                              w w

- но в ней и то всего три этажа. А сама она похожа на сказочный миниатюрный замок - белоснежный, с арочными окошками и изящными башенками, крыши которых покрыты красной черепицей, весело блестящей на солнце.

Увлекшись прогулкой, к домику я добралась лишь к полуночи, а потом долго сидела на нагретом за день крыльце, бездумно смотря в звездное темно-синие небо, и со сладкой тоской слушала распевающего на всю округу соловья, да так и уснула, прислонившись щекой к стене.

Казалось, всего лишь на миг... Что-то легонько коснулось волос, я открыла глаза и вскочила на ноги.

Лихорадочно оглядевшись, я обнаружила, что одна-одинешенька стою на макушке холма посреди моря тьмы, а высоко над головой разгораются звездные костры, обливая холм призрачным светом и создавая ощущение, что его и вовсе не существует.

Задохнувшись, я села на корточки, дабы пощупать землю под ногами. Она была, как и мягкая нежная трава. Уже легче...

  • Здравствуй, дитя.

Голос, как всегда, величественный и бесстрастный, а вот глаза... Я поежилась от взгляда, обливающего меня лунным серебром, и поднялась, вежливо склонив голову:

  • Приветствую, Владыка...
  • Так официально? - Впервые в вековечном голосе мне послышались едва уловимые нотки печали. - Жаль...
  • Реан’аттар, зачем я здесь? - нахмурилась я.
  • Мы давно не виделись. Возможно, у тебя есть вопросы.
  • А ты ответишь?
  • Смотря на что.

О, ну конечно же... Смотря на что, смотря как, смотря для чего... Это мы уже проходили.

  • Элеве жива? - набравшись смелости, выпалила я.
  • Жива и здорова.

Я едва сдержала радостный возглас.

  • А можно...
  • Нет. Увидеться с нею не получится. Не сейчас.

Радость сменили разочарование и глухая злость.

  • Обижаешься, дитя? Зря. Это для ее же блага.

Владыка стоял совсем близко, протяни руку - коснешься, но вместе с тем казалось, что между нами - многие версты. И ладонь пройдет сквозь него, не ощутив ничего...

Великий и таинственный, далекий и непонятный. Элеве была проще и ближе. Она была... живой, настоящей. А ее отец - словно сошел со страниц древнейших легенд. Я еще раз поежилась, вновь почувствовав взгляд мудрых глаз.

Что он ищет во мне? Да, в моих венах течет кровь россов, но на внешности это никак не

отразилось. Глаза самые обычные, даже уши вполне человеческие, ничуть не заостренные... Да есть ли у нас хоть что-то общее, доказывающее, что мы одной крови?

  • Ты очень похожа на мать, - тихо проговорил Владыка, словно отвечая на невысказанный вопрос. - Дариэль была столь же непоседлива. И точно так же требовала ответов на свои многочисленные вопросы. И спорила даже тогда, когда нужно соглашаться... Никогда не просила помощи, даже нуждаясь в ней. И в итоге - погибла... Я не хочу, чтобы то же случилось и с тобой.

Я слушала, затаив дыхание. Полустертый, но такой родной образ матери улыбнулся из самого потаенного уголка души, куда не было доступа никому.

Ласковый взгляд, теплые ладони, звонкий серебристый смех, нежный, успокаивающий голос...

Мама...

  • Следуй своей судьбе, Ярослава, - продолжал Реан’аттар. - Не сопротивляйся, прошу тебя.

Так вот зачем он вытянул меня в этот странный мир. Калериана рассказала? Или сам неладное почуял?

  • Не могу, - тряхнула головой я. - Не желаю однажды стать чудовищем, способным из прихоти ломать человеческие души.
  • Светоч лишь хочет стать с тобой одним целым. Пойми, если он этого не добьется, то просто убьет тебя! Ты будешь слишком слаба для той мощи, что заключена в нем...
  • Это еще неизвестно, - проворчала я.
  • Ошибаешься, - грустно улыбнулся он. - Ты уже выбрала путь. В тот самый миг, как взяла Светоч в руки. Как же я жалею о том, что ты выросла вдали от нас и не можешь мне довериться...
  • Доверие надо заслужить, - прошептала я одними губами.
  • А я этого еще не сделал?

Я прикрыла глаза, глубоко вздохнула.

  • Я очень благодарна тебе за помощь, - наконец сказала я. - Респот признался, что один не сумел бы распутать Нити. Но этого...
  • Слишком мало, - кивнул Владыка. - Ты ждешь откровенности, на которую я не способен.
  • В обмен на слепое доверие, на которое не способна я.
  • Однажды мы сумеем договориться, - едва заметно улыбнулся Реан'аттар. - А пока пойми, что зла я тебе не желаю. Я прошу не так много, не находишь?

Я лишь плечами пожала. Для кого как...

Фигура Владыки начала таять, да и весь призрачно-лунный мир истончился и казался еще нереальнее. Я лишь на миг сомкнула веки, но этого хватило, чтобы он окончательно пропал, оставив взамен более грубую, чем обычно, реальность. В ней у меня затекли ноги и шея, а ночная прохлада, пробравшись под тонкую рубашку, покрыла кожу мурашками.

Со стоном сев на ступенях, я повела головой, поморщилась от неприятных ощущений. Вытащила из-за ворота Светоч, отстраненно полюбовалась на медленно разгорающийся золотистый огонек в его глубине.

Как там Реан'аттар сказал - не смирившись, я погибну? Но что это за жизнь, в которой нет места ни дружбе, ни любви, ни семье?

Одиночество - плата за могущество. Ну так к лешему это могущество! Кому-кому, а мне оно точно не нужно.

  • Еще посмотрим, кто кого, - прошептала я, сжав Светоч в кулаке. - Еще посмотрим...

* * *

На общие занятия я больше не ходила. Калериана принесла мне книги, с ними я и работала. И старалась ни на миг не расслабляться, чтобы не дать Светочу ни единого шанса. Только все мои усилия пошли прахом уже к вечеру третьего дня.

Я лениво переворачивала страницы толстенной книги, посвященной магии огня, когда почувствовала неладное. Закружилась голова, и воздуха стало слишком мало. С трудом поднявшись из-за стола, я кинулась к выходу; слетела со ступенек, упала на землю, с ужасом прислушиваясь к себе, к нарастающему в груди холоду.

На сей раз Огонь уступил место Воде...

Она наполняла легкие, и я захлебывалась, кричала - но лишь немо шевелила губами. Перед широко открытыми глазами все кружилось, с каждым ударом заполошно колотящегося сердца - все быстрее и быстрее, словно в огромном водовороте.

И центром этого водоворота была я.

Мир в очередной раз перевернулся, щеку обожгло, и я судорожно вдохнула. Закашлялась, вытерла слезы - и успела заметить водяную воронку, которая в следующий же миг распалась, пролившись на землю безобидным дождем.

  • Спасибо, - просипела я, касаясь все еще горящей щеки.
  • Всегда пожалуйста, - пробормотала Калериана, потирая ладонь.

* * *

  • Ты слишком много думаешь, - заявила она полчаса спустя, когда мы сидели на крохотной кухне и пили успокаивающий чай. - Вместо того, чтобы расслабиться, ты все сильнее зажимаешься, зацикливаешься на проблеме. Неудивительно, что это приводит к результатам, прямо противоположным желаемым...
  • И что мне делать? - жалобно всхлипнула я, грея все еще ледяные ладони о горячую чашку.
  • Отвлечься. Направить лишнюю энергию в другое русло. Пока отдыхай, не переживай и, самое главное, не думай о произошедшем. А я поищу выход.
  • Респоту расскажешь? - подозрительно спросила я. Возвращаться в Мироград отчаянно не хотелось.
  • Без него разберемся, - улыбнулась Калериана. - Могут же у девочек быть свои секреты?

Я кивнула и улыбнулась в ответ, еще не подозревая о том, куда могут завести девичьи

тайны.

* * *

Калериана нашла решение моей проблемы к вечеру следующего дня.

Я по уже сложившейся привычке сидела на крыльце, щуря уставшие от книг глаза на разгорающиеся звезды, а потому недовольно поморщилась, когда чья-то тень загородила обзор.

  • Я кое-что придумала, - радостно сообщила тень голосом Калерианы, и через миг архимаг уже сидела рядом со мной, с преувеличенным вниманием глядя в небо.
  • Что именно? - подняла брови я.
  • Почему бы не совместить полезное с полезным? - с невинным видом вопросила она. - Отвлечься от дурных мыслей и набраться нового опыта?
  • Какого еще опыта? - насторожилась я.
  • Преподавательского! - торжественно объявила Калериана, и я поперхнулась воздухом.
  • Я была бы очень признательна, если бы ты позанималась с адептами... хотя бы до сдачи ими экзаменов, - продолжала меж тем она, любезно похлопав меня по спине. - Это совсем недолго... Магистр Говер, он же куратор первого курса, уехал в неизвестном направлении, даже не предупредив меня об этом. Я прошу о личной услуге. Об услуге, которая и тебе принесет лишь пользу.

Я молча кусала губы, стараясь не расхохотаться.

Я - преподаватель?!

О, Светлые Звезды!.. Интересно, и чему я могу научить адептов? Как незаметно покидать стены Школы после комендантского часа? Отлынивать от занятий под благовидными предлогами, коих знаю превеликое множество? Громить Школу и при этом с абсолютно честными глазами говорить, что все вышло совершенно случайно? Или доводить наставников до истерики, сохраняя при этом невинный вид?

Нет, как-нибудь обойдусь без этого сомнительного счастья!

  • Ярослава? Что скажешь?

Я посмотрела в полные надежды глаза Калерианы и выдохнула:

  • Я согласна...

ГЛАВА ВТОРАЯ.

ГОСПОЖА НАСТАВНИЦА

Назвался наставником - готовь валерьянку.

Респот Луннозарный

Мой первый день в качестве преподавателя чуть было не стал последним днем моей жизни. Я, конечно, подозревала, какая атмосфера обычно царит на лекциях, особенно если преподаватель молодой и неопытный, - спасибо Миту, просветил. Но одно дело - слушать забавные истории о незадачливых учителях, а вот самой быть этим самым несчастным, коего адепты принимают всего лишь за наделенный речью предмет обстановки, - совсем другая история. Довольно грустная, признаюсь честно.

Я, потрясенная до глубины души, стояла у стола и чувствовала себя маленьким ненадежным островком посреди бушующего океана. Больше всего на свете мне хотелось выбежать из комнаты, оглушительно хлопнув дверью, и забиться в тихий спокойный уголок. Но это означало бы полную и безоговорочную победу шкодливого первого курса, для которого Школьные правила если и писаны, то явно не читаны, и мое поражение, тем более унизительное, что я была все-таки старше безобразников.

Я всегда считала, что бить детей - непедагогично. Как и применять к ним заклинания. Но поскольку «дети» были ненамного младше и грозили довести меня до состояния полной невменяемости, то я решила поступиться принципами. Но первый выстрел, так и быть, будет предупредительным...

- Замечательно! Продолжайте в том же духе - и следующие полтора часа проведете в очень неприятном состоянии, обусловленном действием блокирующего заклятия Ривы!

Адепты вскользь глянули на разъяренную меня и, пожав плечами, вернулись к своим делам, как то: игра в карты на последней парте, обсуждение длины и цвета ногтей одной из адепток, восторженные рассказы о какой-то вечеринке другой, и далее по списку.

Я опустилась было на стул, вовремя обнаружила на нем магическую колючку, скрипнула зубами и решила более не тратить драгоценные нервы. Пасс рукой - и блаженная тишина разлилась по аудитории.

  • Великолепно, - с довольной улыбкой резюмировала я. - Можете жаловаться, если хотите, мне все равно. Потому что сейчас у нас - урок. Урок, посвященный боевой магии. Ваш профилирующий предмет, не так ли? И я сделаю все, чтобы положенные знания попали в ваши головы... Ибо без них вы будете гордо именоваться магистром боевых искусств до первой встречи с упырем, которого не подкрепленным знаниями дипломом не впечатлишь. Прельщает такой исход? Нет? Вот и я так думаю. А знаете, что нужно делать, дабы этого не произошло? Нет? А я вам скажу - внимательно слушать лекции, исправно ходить на практические занятия, ловить каждое мое слово и в точности выполнять малейшие мои указания. И учтите - это в первую очередь нужно вам самим. Эти знания, как теоретические, так и практические, не раз спасут вам жизнь. Большинство боевых магов гибнут из-за элементарной неграмотности! Так что? Будете ли внимать мне со всем доступным вам прилежанием, или намерены продолжать балаган? Выбор за вами - жить вам долго и счастливо или погибнуть в расцвете лет из-за банального незнания нужного заклинания?

Выдохшись, я замолчала и щелчком пальцев сняла блокировку. Адепты неуверенно разминали руки и ноги, настороженно глядя на меня. Я лучезарно улыбнулась, и они, все как один, отпрянули назад.

Кажется, переборщила я с демонстрацией силы...

  • Я не кусаюсь, - на всякий случай просветила их. - И вообще, я - на редкость мирное существо. Если, конечно, не злить. Так что бояться нечего, особенно если будете вести себя как полагается... - Все дружно закивали. - Отлично! - довольно потерла ладони я, смутно начиная понимать, что уже умудрилась заслужить у подрастающего поколения славу злобной ведьмы. - Тогда вернемся к теме нашего занятия - пассы и их роль в плетении заклятий второго класса защиты-нападения... Вопросы есть?
  • А зачем они вообще нужны? - послышался возмущенный голос с задних парт. - Что, слов мало?!
  • Слова... - задумчиво протянула я, устраиваясь на стуле - предварительно убедившись, что на сиденье ничего не лежит, оно не смазано клеем и что ножки не подпилены. - Они статичны по природе своей. А магия - это движение. Заклинание - это тоже динамика, а силе, чтобы наполнить его, нужен толчок... Слова не могут дать его. Не спорю, есть ситуации, когда слова не нуждаются в дополнительном стимуле... по крайней мере, так кажется. Это проклятия, клятвы, а также некоторые виды боевых заклинаний и даже целительства. Но здесь тоже присутствует стимул, только другого рода. Эмоции. Очень сильные. Такие, как правило, возникают в момент сильнейших потрясений - страх, гнев, горячка боя, отчаяние... В обычных же состояниях подобное повторить невозможно. Нужны направляющие для силы, и ими-то как раз и служат пассы. Для каждого заклинания - свои, особые, хотя есть и универсальные, но они не столь эффективны. На первый взгляд, они сложны - включены и запястья, и пальцы - каждый, причем, выполняет свое движение. Но это нестрашно. Главное - добросовестно повторять и запоминать, а потом... потом вы уже не будете задумываться над тем, какой именно пасс для какого заклинания нужен и как именно его нужно сделать... Рефлексы - поразительная штука! Но, как я уже сказала, главное - практика. Будете отлынивать - первая же встречная нежить с удовольствием полакомится впавшим в ступор магом, с хмурыми бровками пытающимся вспомнить, чего это там такое показывал преподаватель и как именно нужно завязать свои нежные пальчики в этот морской узел... А там уж, покуда он думает, и завязывать-то нечего будет...