• О чем это ты, какие мраморные скрижали? - совершенно неподдельно удивилась я.

Ответил учитель:

  • Считается, что не закончить обучение - это постыдно. Девушка, не закончившая первый уровень академии, становится изгоем. На самом деле базовые знания первого уровня обучения удивительно легки. Второй и третий - гораздо сложнее, не говоря о пятом. За каждый уровень ты набираешь определенное количество баллов.

О баллах я слышала, так что понимающе кивнула.

Армин, вернувшись к бифштексу, продолжил пояснять:

  • Дальше все зависит от тебя, выберешь только необходимый минимум, предписанный для уровня, или изучишь больше предметов, это только на твое усмотрение. Но надо учесть, что больше предметов - больше баллов. По окончанию академии все баллы суммируются. И по их итогам твое имя и имя семьи,

которую ты здесь представляешь, навсегда начертают на мраморных скрижалях.

  • Вот я и говорю. Что мне родителям показывать с такими уроками. - Судя по гневному тону, Тернипель давно и сильно это волнует. - Я уже на занятия к нему не записываюсь, а смысл, все равно ничего не понимаю, могу и у нас в комнате поспать...
  • Учитель, вот бы вы у нас и минералогию вели. - вырвалось у меня.

Он удивленцо поднял брови.

  • Это вряд ли. Замещать педагогов из своего направления моя обязанность, но минералогия к боевым наукам не относится.
  • Жаль, - искренне расстроившись, вздохнула я. Все промолчали, нам как раз принесли заказанные блюда: Софиель и Иринель овощные салаты и фруктовые пироги. Тернипель заказала себе овощи с рыбой, а я кусок хлеба, нарезанный сыр и чай.

Когда Арминель увидел мой обед, прищурившись, посмотрел на меня.

  • Как на этом ты собираешься дотянуть до вечера?
  • Мне хватит. - отмахнулась я.

Он покачал головой, а разрезая горячее мясо в своей тарелке, деловито произнес:

  • Ладно. Я проведу у вас минералогию. Надеюсь, после моего урока вы успешно сдадите дисциплину, и больше не будете спать в столь непригодных для этого условиях.
  • После одного урока сдадим? - недоверчиво уточнила Тернипель.
  • При желании конечно. Да, после одного урока сдадите.

Никто вслух выражать свое недоверие не стал, эльфийское

воспитание не позволяло.

Едва закончили есть, как Тернипель спохватилась, что у нее кончились мелки, и девчонки побежали за ними к себе в комнату. Я осталась обедать, тем более что аппетит приходит

во время еды, - покончив с сыром, заказала себе пирог с рыбой, как у Терни.

  • А как же сладкое? - насмешливо поинтересовался учитель.

Я хмыкнула.

  • Армин, только тебе открою великую тайну: я к сладкому равнодушна. Мне все равно сладкое или мясное, я люблю то, чего мне хочется в данный момент . - И, вгрызаясь зубами в горячий кусок пирога, уточнила:
  • Насчет минералогии ты не пошутил?

Учитель покачал головой, придвигая к себе чашку с каким-то напитком, я по виду и запаху не поняла, но судя по удовольствия на его лице, это было что-то вкусное.

Заметив мой интерес, он пояснил:

  • С детства его не пил, это сок горных ягод с молоком. Тогда я его терпеть не мог, а вредная нянька насильно меня им пичкала.

Не донеся пирог до рта, я замерла, удивленно уставившись на учителя.

  • Но теперь тебе хоть вкусно?
  • Г адость. Но вкус и аромат что-то навевает, что-то неуловимое. ностальгия. - продолжая поглощать содержимое чашки, отозвался он.
  • Давай я тебе нормальный чай закажу? - пожалев его, предложила я.

Он покачал головой.

  • Лучше ска^и, что связывает тебя с этими девчонками?

Я удивилась его вопросу и аккуратно ответила:

  • Мне они нравятся.
  • И все?

Весь это расспрос был настолько нелепый, что я рассмеялась:

  • А ещё у них я учусь юношеской беспечности. С кем я могу вприпрыжку проскакать вдоль всего коридора? Да мне подобное бы и в голову не пришло. Но, не далее чем этим утром, я скакала вместе с ними. И это не выглядело нелепо, это было просто весело.

Армин удивленно поднял одну бровь:

  • В общем, таким образом, ты пытаешь вернуть потерянную юность? Напоминает поговорку о поиске прошлогоднего тепла.
  • Ну что за страсть все анализировать. - вздохнула я, он на самом деле испортил мне настроение. - Я ищу свое место в этом мире. Всю сознательную жизнь я жила братьями. Заботилась, защищала, держалась за них. И вот, все изменилось. Их рядом нет, с ними теперь все хорошо, а я не пойму что с собой делать.
  • Да, тяжелее всего менять свое мышление. И себя. Но теперь я понял, от чего у тебя такая иррациональная тяга к братьям.

Я раздраженно фыркнула:

  • Ничего иррационального нет. Я их просто люблю. Параллельно ищу смысл жизни и приложения своих сил.
  • Носясь вприпрыжку по коридору? - Он изогнул дугою бровь, типа пошутил. Скоро буду считывать его эмоции по бровям. Я рассмеялась:
  • Да, ещё таская девчонкам конфеты и рисуя шишки.

Учитель, мне летом двадцать один год. Я младенец по всем эльфийским признакам. Только ленивый мне не сообщил, что сюда раньше первой сотни лет поступать не стоит, рано.

  • Я бы на твоем месте задумался вот о чем. Регенерация у тебя как у человека. Эльфийке и часа бы хватило, чтобы прошел вправленный вывих, а тебе пришлось пить эликсир и сутки отсыпаться. И психология у тебя не двадцатилетней эльфийки, а как у двадцатилетнего человека.
  • Что вы хотите этим сказать? - всполошилась я, догадываясь, к чему он ведет. И мне это не нравилось!

Он грустно покачал головой:

  • Пока больше ничего. Надо кое-то проверить и понаблюдать за тобой, прежде чем что-то уверено утверждать.

Прибитая его выводами, словно каменной плитой, молча придвицула к себе чай.

В его рассуждениях был смысл. Драконницы до меня никогда так долго це жили, значит, есть большая вероятность, что я, в лучшем случае, проживу как обычный человек.

И что теперь делать? «Ешь, пей и веселись, ибо скоро умрешь»? Но подобное меня не привлекало, и в этой ситуации больше всего расстраивало, что страдать опять будут родители.

За окнами прогрохотал гром. Началась гроза.

  • Я расстроил тебя? - вдруг странным голосом произнес учитель.

Солгать ему, что все в порядке? Не хочу, эльфы ложь чуют.

Да и зачем, что это изменит, если он прав?

Я повернулась к цему и ровным голосом спросила:

  • А что, вы можете вернуть свои слова обратно? Или сделать так, чтобы я все забыла?

Арминель печально покачал головой.

  • Тогда дайте мне принять и осознать эту новость. Для этого мне нужно время. И, да, вы были абсолютно правы. Несмотря на все попытки быть наивной и беззаботной, в душе я цамного старше, чем все эти девчонки. Гораздо старше.

Я поднялась из-за стола, аккуратно положила белоснежную салфетку на тарелку, и сухо добавила:

  • Кстати. Забыла предупредить, у меня вечером после ужина дополнительные занятия с учителем живописи, так что простите, опоздаю.

Игнир

Оказывается, препарируя чью-то душу, можно порезать свою.

Нудный холодный дождь хлестал по стеклам, в столовой сразу потемнело. Я догадывался о причинах внезапной непогоды. Всю неделю был сильный ветер и только недавцо он стих, и погода стала слишком теплая и солнечная по-юношески беззаботная для поздней осени.

И меня волновало резкое ее ухудшение.

Наблюдая, как Айон уходит из столовой, мне на самом деле стало больно. Очень.

И эта боль была странной, словно что-то горело в груди, не давая вдохнуть. Вдруг появилось, мягко говоря, странное желание, - для меня просто невозможное и абсурдное! - догнать ее, чтоб утешить.

Я с ранних лет понял, что никому до меня нет дела. Разрушив замок отца, ушел оттуда без ничего, ни грамма золота не взял из своего наследства. И всего добился сам, приложив немало усилий. Никогда до этого момента чья-то боль не занимала меня, не трогала, не волновала. Едицственное, чего опасался, не хотел, и неистово ненавидел, это свое окаменение. Но, наконец, избавился и от него. Теперь я должен быть полностью доволен и счастлив.

Так что сейчас со мной творится?

У меня с детства был большой талант в обнаружении слабостей окружающих и в безжалостном их использовании, но теперь не чувствовал от этого удовлетворения, только раздражение и злость на самого себя! Она была первой, с кем я был так долго рядом, не считая моего проклятого отца. И первая кто обо мне волновался. Просто так. Без корысти.

Зато мне общение с ней давалось очень тяжело. Меня неоднократно задевало, что с Айонель приходилось сдерживать себя, очень многое в общение с цей давалось мне ценой ожесточенной внутренней борьбы.

Зачем мне это надо?!

Ну получил все, что хотел, избавился от окаменения, защитил ее от других драконов, - мне она ещё пригодится! - так к чему все эти волнения и размышления?!

И откуда это ненормальное дикое желание, побегать следом?! Я ещё ни разу в жизни, ни за кем не бегал и ни перед кем не извинялся.

Всегда ненавидел и презирал тех, кто размышляет на столь сентиментальные темы.

С отвращением отбросил льняную салфетку и поднялся из-за стола.

Вдруг до меня дошли ее последние слова «у меня вечером после ужина дополнительные занятия, так что, простите, опоздаю».

Какое такое занятие может быть после ужина? После ужина может быть только свидание!

Г невно стиснув челюсти, я вышел в коридор, намереваясь выяснить, с кем это у нее занятие, но остановился в шоке: в середине коридора, у высокого арочного окна, моя драконница стояла, нежно прижавшись к какому-то эльфу.

Ее огромные глаза переполняло радостное удивление, если не сказать, счастье. Даже отсюда я слышал ее глубокое прерывистое дыхание.

Эльф склонил голову, целуя ее.

Позабыв обо всем, я в бешенстве поднял руки, готовый уничтожить весь замок, но в коридор следом за мной вошла ученица, которая даже бровью не повела в сторону целующейся парочки.

Вот оно что! Оказывается, темные нашли себе новое развлечение. Да^е сейчас они ни на минуту не переставали следить за мной. Но здесь она им не по зубам!

С облегчением выдохнув, я кивнул и пошел дальше, когда проходил мимо них, страстная парочка, не останавливаясь на достигнутом, уже горячо стонала.

ГЛАВА двадцатая

Случайные открытия делают только подготовленные умы. Блез Паскаль

Айонель

Завершив основные занятия, я медленно стянула с плеч кружевную накидку и прижалась горячим лбом к мраморной стенке пустого коридора.

День оказался таким тяжелым.

Маленькие каблучки туфель, казалось, выросли в высоту, и уже мешали ходить. Ко всему я променяла ужин на поход и знакомство с местной библиотекой, и хотя там не задержалась, молодой библиотекарь Симраель быстро собрал мне нужные свитки, но проголодалась и безумно устала.

Скользнув невидящим взглядом по белому мраморному барельефу, изображающему эльфа воина в парадном наряде и, наконец, сообразила, что у меня из дел на сегодня остался только визит к учителю живописи.

И я направилась к нему, искренне надеясь, что он быстро сообщит, что хотел, и отпустит. День выдался сложный, в душе был мрак, и заниматься рисованием вовсе не хотелось.

Аккуратно постучала в высокую резную дверь кабинета живописи.

  • Добрый вечер, учитель. Я пришла, как вы сказали...- коротко, но вежливо поклонилась я, открывшему мне Заманелю.
  • Айонель, как ты вовремя! Проходи! - радостно воскликнул он, словно не виделись лет сто, а не расстались на ужин полтора часа назад.

В кабинете было пусто, округлый лоскут света от двух магических шариков создавал вокруг, накрытого к ужину, стола настроение таинствецности и уюта.

Учитель взял из моих рук сундучок с художественными принадлежностями, положил его в кресло и пригласил меня за стол, на котором кроме обычного угощения стоял кувшин с вином и какие-то фрукты.

  • Я ещё це закончил ужинать, присоединяйся, Айонель.

Учитель схватил меня за руку и упорно уговаривая присесть и

поужинать с ним. Удивленная и сломленная напором со стороны учителя, я все же присела на предложенный стул, но коротко улыбнулась и вежливо покачала головой, сразу отказываясь от угощения.

Заманель присел рядом.

  • Сегодня решил ужинать в одиночестве, - улыбнулся учитель, потянувшись к чаше с фруктами, стоявшей с моей стороны. Он наклонился ниже над столом, и по моей шее проскользнуло его дыхание.

Я отодвинулась, чтобы не мешать, и вопросительно выгнула бровь:

  • Давайте я вам передам ее.

Учитель, достававший чашу через весь стол, отказался от помощи.

  • Нет, я же хотел тебя угостить.

Я сурово отозвалась:

  • Спасибо, но это не стоит вашего беспокойства. Я действительно не хочу есть. Простите, что помешала, давайте я зайду завтра?

Тень усмешки скользнула по благородному лицу эльфа:

  • На самом деле я ^дал тебя на ужин.

Я вежливо кивнула:

  • Да-да, мы же договаривались. Просто я не думала, что день будет настолько утомительным. - И слабо улыбцулась в ответ, раздумывая, будет ли сейчас уместно подняться и уйти? После всех попыток мне угодить, угостить и прочее, це оскорбит ли это доброго эльфа?

Не дожидаясь моего согласия, Заманель налил чай в две тонкие позолоченные чашки:

  • О! Тогда вот это тебе просто необходимо! - Он энергично взмахнул рукой в сторону моей чашки, предлагая мне приступать к чаепитию.
  • Целители утверждают, что вот такой чай лучше всего помогает отдыху и восстановлению сил. - И добавил в мою чашку эльфийского вина.

Я пристально на него посмотрела. Столь настойчивое внимание заставляло меня нервничать. Когда же он начнет говорить по делу?! Я на самом деле очень устала, была голодна и хотела как можно скорее попасть к себе.

Все вместе это напоминало настоящее отчаянье, так что на последней капле терпения я поднялась.

  • Спасибо за чай и угощение, учитель. Что-то я не очень хорошо себя чувствую, так что лучше пойду. Мне совестно отвлекать вас от трапезы, да ещё и дела кое-какие надо срочно доделать. Простите.

Я резко склонилась за своим сундучком, собираясь его забрать, а Заманель кинулся ко мне и подхватил, застав меня врасплох.

От испуга я отпрянула, и в его глазах на миг появился понимающий хищный блеск, который быстро исчез и передо мной вновь стоял учитель живописи, очаровашка Заманель.

Неужели показалось?

  • Прости, я неправильно понял, испугался, что ты падаешь.

- Смущенно отступая, оправдывался он. - У тебя такой бледный измученный вид, и вообще.

Дальнейшую неловкость прервал стук в дверь.

Заманель, скрывая недовольства, подошел и открыл. К своему великому облегчению, я услышала за дверью ледяной голос боевого мага:

  • Ученицу Айонель срочно требует секретарь Г атлинель, у него вопросы по поводу завтрашнего расписания.

Если бы Армин знал, как я обрадовалась его появлению!

  • Да-да, у^ё иду! - Громко произнесла я и повернулась к Заманелю. - Простите, учитель. Договоримся о занятиях в следующий раз.
  • Конечно, Айонель, конечно. Но. - Заманель подошел к столу и, подхватив оттуда шелковую шкатулку с конфетами, вручил ее мне. - Ну, раз угостить тебя не получилось, возьми хоть это!
  • Спасибо! Доброй ночи! - Я приняла подарок, чтобы не оставаться здесь даже миг, торопливо выскочила из кабинета и понеслась к коридору, спеша покинуть учительский сектор.

На повороте к лестнице, сложив руки на груди, меня ждал мрачный Армин.

  • Надеюсь, ты поняла, что никто тебя не искал? - раздраженно проворчал он. - Кроме голодного меня.
  • Подозревала. - улыбнулась я, переведя дыхание.

Мы молчали. Учитель шел спокойно и с достоинством.

Проклиная вежливость, и мечтая скорее оказаться у себя, но мне пришлось приноравливаться к его размеренному шагу, чтобы идти рядом.

Мы миновали длинный коридор между секторами, и вошли в ученическую часть.

Недовольно покачав головой, Армин произнес:

  • Зачем встречаться так поздно? Есть же определенные рамки приличия. - с презрением процедил он.

Не поднимая глаз, я сухо отозвалась:

  • Он учитель, когда назначил, тогда и пришла. И с вашей стороны говорить мне такое просто нелепо. вообще-то мы идем ко мне.
  • Ты зря нас сравниваешь, - ответил Армин, его голос стал ровным и холодным.
  • Мне все равно. Я никого не сравциваю, единственно, не понимаю, зачем раздувать из мухи слона? - с досадой отозвалась я. - Никакой радости по поводу этой встречи я не

испытывала, и не хочу выслушивать нелепые нападки непонятно за что! И непонятно на каком основании!

Но Армин не отозвался. Его лицо казалось абсолютно бесстрастным.

О чем он думает?

Но едва мы зашли ко мне, тут же получила ответ. Армин позвонил в колокольчик, и, заглянувшей помощнице, приказал:

  • Чериэль, подавай ужин. И поторопись! Я голоден...

Все гораздо проще, чем я себе надумала. Про себя

усмехнувшись, ушла в гардеробную оставить вещи и переодеться в чистое. Выбралась оттуда уже в халате. Чери как раз закончила накрывать стол.

  • Чери, не могла бы ты завтра отнести вот эти конфеты девочкам на первый этаж? - Я протянула ей подарок Заманеля в обтянутой шелком коробочке. - И. уже поздно, можешь идти отдыхать, посуду заберешь утром...
  • Хорошо. - неловко пробормотала Чери, пятясь к двери и кланяясь учителю.

Сейчас я никого видеть не хотела, главным образом Армина, так что решила искупаться и сразу лечь спать. Но едва взялась рукой за дверь в ванную комнату, меня на пороге остановил насмешливый голос учителя:

  • Только не говори мне, что не голодна. Я видел, чем ты обедала.

Я обернулась и холодно отозвалась:

  • Именно. Не голодна.

Армин нахально улыбнулся:

  • Если бы я на каждый вопрос заданный недовольным тоном реагировал также как ты, уже б настолько усох, что растаял в дымке. - Он мгновенно оказался рядом со мной, сгреб в охапку и прижал к себе.
  • Я же просила меня не трогать! - прошептала я с горечью в голосе. Сопротивляться сил не было.

Почему меня никто не слышит? Отчего-то задрожали губы и сами подступили слезы, которые я тут же вытерла.

Но его мало это интересовало, он так и стоял со спины, обняв меня:

  • Дай мне две минуты. В такие моменты мне кажется, что я наполняюсь силой. - Вроде шутя, а вроде и нет, произнес он, прижавшись щекой к моей макушке.

На улице начался ливень, в стекла уныло застучали капли, сверкнула молния. Армин с раздражением посмотрел в окцо.

Я за ним с тоской взглянула в залитое дождем окно. Кого бы и мне обнять, чтобы появились силы?

  • Завидуешь мне? Ищешь, кого обнять? - Поймав мой взгляд, улыбнулся Армин, словно читая мысли. - Тебе намекнуть?

Медленно подняла на него глаза.

Мое тело было здесь, а мысли и прочее будто медленно улетучивались. Я начала медленно оседать на пол.

  • Что с тобой? - обеспокоенно, а может раздраженно произнес Армин, подхватывая меня. Дальше ничего не помню, потеряла сознание.

Очнулась на бордовом бархатном диванчике. Рядом, в соседнем кресле с высокой спинкой, с задумчивым видом сидел Армин.

  • Очнулась? Сейчас только заикнись, что не хочешь есть!
  • Я в обморок от голода упала? - болезненно усмехнувшись, прошептала я, заметив, что Армин успел перебазировать наш ужин на крошечный столик перед камином, и вся еда оказалась передо мной. - Это-то что-то новое.

Армин невозмутимо отозвался:

  • К сожалению, все гораздо хуже. Не буду скрывать или успокаивать. За ужином и поговорим. Я хочу есть!

Я с трудом поднялась и села. Армин придвинулся ближе к накрытому столику.

  • Никогда не ужинал столь поздно. Безобразие, все остыло! - раздраженно проворчал он, взяв в руки нож и вилку.

Губы как-то очень быстро высохли и полопались, но мне пришлось собраться силами и терпеливо напомнить:

  • Я слушаю тебя. о чем ты хотел поговорить?
  • Пока не поешь, не скажу, - равнодушно отозвался Арминель и тут же принялся аккуратно резать отбивную.

Высказанное абсолютно не вязалось с его решимостью накормить меня, я несколько секунд смотрела на его старания, потом со вздохом отозвалась:

  • Это не серьезно с твоей стороны. Впрочем. как пожелаешь. - Я устало поднялась, собираясь сурово уйти, но он схватил меня за руку, и, словно между делом, сказал:
  • К тебе прицепили «рыбку», а потом активировали.
  • Что это?! В смысле «рыбку»? - опешила я, распахнула от удивления глаза, сразу передумав уходить.

Армин отпустил мою руку, повернулся к столу и вновь невозмутимо взялся за вилку и нож:

  • Это? Очень сложное темное заклинание. Действует даже на драконов. Точнее, против них и делалось. Убить не может, зато доставляет много неприятных минут.

Дальше, пытаясь понять о чем он, я с минуту молча наблюдала, как он аккуратно жует тонкую полоску отбивной.

  • Никогда о таком не слышала. - задумчиво пробормотала я, вновь устраиваясь на диване.

Армин подвинул мне чашку горячего чая, словно понимая, что сейчас от слабости мне кусок в горло не полезет. И тут же пояснил:

  • Не удивительно, что не знала. Их всего три штуки сделано, хотя десятилетия работы. Ты пей, после чая и аппетит появится!
  • Откуда ты это знаешь? - удивленно спросила я.
  • С едой всегда так, стоит только начать. - снимая губами кусочек мяса с вилки, с умным видом начал он. Это была завуалированная насмешка.
  • Я о «рыбке», - раздраженно напомнила я, хотя он и так все понял.
  • А я о запоздалом ужине. - подмигнув, нахально усмехнулся учитель.
  • Армин. Ну чего ты издеваешься? - нахмурив брови, спросила я.

То же мне, нашел время!

  • Я?! Только что приложил массу сил и два часа времени, чтобы привести кое-кого в чувство, и это я издеваюсь?! - Возмутился он, однако вилку не положил и есть не перестал, сведя на нет, весь эффект от гневной речи. - Ты свой чай допила?
  • Допиваю. - пробурчала я и схватилась за остывающую чашку. Одолев ее в один присест, поставила на стол в ожидании пояснений. - Спасибо за заботу! Теперь нормально расскажешь?
  • Да. «Рыбка» такое страшное заклинание, которое выпивает жизненную силу, не магию, заметь, а именно силу. А теперь вопрос, где ты сегодня была, чтоб подцепить этот «подарок»?

Перебирая возможные места, задумчиво покачала головой, потом перевела взгляд на учителя:

  • Академию не покидала уже неделю. Весь день просидела в кабинете живописи, сходила в библиотеку и вернулась к учителю рисования. Вроде все. А... ещё обедала с тобой!
  • Учителю рисования, говоришь. - Армин угрожающе прищурил глаза.
  • Ох, только этого не надо, если он тебе не нравится, не дело обвинять его во всех грехах, - раздраженно отмахнулась я. - Я больше склонна винить библиотеку, до сегодняшнего дня там никогда не была. - Да и огромное темное помещение библиотеки, сплошь заставленное шкафами со свитками и книгами и узкие ходы между ними, цепляй что хочешь, подходило для подобного идеально. Но, кажется, его я не убедила.
  • И кто был непосредственно рядом с тобой в этот момент?

Заклинанием ещё надо уметь пользоваться. Оно должно впиться, и только после этого его можно активировать. То есть, ты долго была с ним или сталкивалась два раза.

  • В библиотеке я была полтора часа. Не знаю. Там был старый эльф, библиотекарь Соломирель. Нет, и молодой был, Симраель, который собирал нужные свитки.
  • Кто из них прикасался к тебе?

Я покачала головой.

  • Никто. Мы беседовали на расстоянии, между нами был широкий стол.

Вот Заманель на самом деле ко мне прикасался. Да и виделись мы не раз. Тут я поморщилась как от кислого, ну с чего учителю живописи желать мне зла? Совсем я с Армином ум потеряла. И еще, была ли эта «рыбка» вообще?

  • Армин. а откуда ты об этой «рыбке» столько знаешь? - вдруг подозрительно поинтересовалась я.
  • Я ждал этого вопроса, - улыбнулся он, отложив вилку и нож, повернулся ко мне. - Эту «рыбку» создал я. Ровно три штуки. И оставил все три у себя. А кто взял ее у меня, вот это вопрос!

Я распахнула глаза, не зная, как реагировать. Ну да, он говорил, что связался с темными. Это имелось в виду?

  • А зачем тебе нужно было такое странное заклинание? - немного подумав, спросила я. - Воевать с драконом собрался? Надеюсь, не с императором?
  • Просто любопытство. Можно ли драконью защиту чем-то пробить. Три рыбки, и готово. Дракон сражаться не сможет, но и не умрет. Хотя тут вопрос не в этом. а в том, как он смог стянуть это из-под моего носа. Кажется. я был излишне самоуверен.
  • Кто он? О ком ты говоришь? - деловито поинтересовалась я. - Ты знаешь, кто это сделал?
  • Тот, кто прицепил к тебе эту штуку. - задумчиво отозвался учитель. - Оставшиеся два заклинания. я в любом

случае найду и уничтожу. А теперь. давай спать! У нас завтра минералогия. Буду готовить тебя к сдаче.

  • Правда? Спасибо, - растерянно поблагодарила я, все ещё думая о пресловутой «рыбке». И о том, что ее применяют против драконов.

Драконов?! Он, что, знает кто я? То, что Армин не стал вслух акцентировать на этом внимания, не значит, что об этом не подумал.

Следующее утро началось с Армина. Его лицо появилось прямо надо мной. Я не видела его, но почувствовала излишне близкое присутствие.

Еще, после вчерашнего обморока мне жутко хотелось спать, так что я быстро уползла под одеяло, подальше от источника беспокойства и продолжила дрыхнуть.

  • Даю тебе ещё пять минут, если не проснешься, буду вести минералогию без тебя. - почему-то прямо над ухом прошептал он.

Я схватила маленькую подушку, закрылась ею и перевернулась на другой бок и укрылась сверху одеялом.

Г де-то далеко раздался смешок.

  • Когда будешь опаздывать, не забудь сменить домашние туфли на нормальную обувь.

Через десять минут, торопливо собирая волосы перед зеркалом, я про себя ругалась - откуда-то вылез спутанный клок, который портил всю мою незамысловатую прическу. Придется заново расчесаться!

  • Ну почему они такие волнистые! - Я в гневе отбросила гребень на каминную полку, натянула на непослушные волосы сеточку с мелким цветочком и, подхватив сундучок с бумагой, перьями и чернилами, вылетела за дверь.

И только постучав в кабинет минералогии, посмотрела на ноги .

Дверь открылась. Армин тоже первым делом посмотрел на ноги...

  • Не надо столь откровенно веселиться! - прошептала я, протискиваясь в двери мимо учителя. - И говорить, «я же говорил» - тоже!
  • Доброе утро, Айонель! Надеюсь, вы выспались? - улыбаясь одними глазами, вежливо произнес он.

Я молча поклонилась в ответ и побрела к своему дивану, стараясь идти так, чтобы под длинной юбкой не было видно носов комнатных туфель.

Армин начал урок:

  • Девушки. Начнем с того, что вы оставите свои спальные места и пересядете за столы. Будем писать.

О, я тут же устроилась рядом с учительским столом. И приготовилась слушать.

Последнее время Армин ведет себя совсем не так высокомерно, как на первых уроках боевой магии, хотя было видно, что он любит свой предмет и досконально знает то, о чем рассказывает.

Я уже имела честь быть знакомой с таким умным боевым магом, Черешеном, и только сейчас, внимательно слушая Армина, поняла, как во многом они похожи.

  • Итак. Чтобы легче запомнить статичную информацию нужно. - Учитель указал прямой ладонью на Софиель.
  • Задать правильные вопросы, учитель! - гордо отрапортовала Софиелька, а поймав мой взгляд, подмигнула и прошептала «спасибо за конфеты».

Я улыбнулась ей через стол, и коротко кивнула.

Армин заметив наши переговоры, на миг возвел глаза, продолжая делиться ценной информацией:

  • Да, мы задаем правильные вопросы. Я бы для себя составил пять, но вам и трех хватит. Итак, наш первый вопрос будет. - Он внимательно осмотрел девушек и перевел взгляд на меня. Я помнила, как меня подобному учил Черешен и, не задумываясь, ответила:
  • Простой. Название. Туда мы напишем: где добывается минерал, как выглядит, мелкие особенности.

Армин довольно кивнул.

Тут неизвестная девочка, сидевшая у края стола, радостно добавила:

  • Второй вопрос будет: Свойства минерала.

Армин довольно кивнул и тут же поинтересовался:

  • О чем будет писать там? - Учитель ободряюще ей улыбнулся.
  • Как и где его используют, в каком виде, как он реагирует на тепло или жидкости. - солидно добавила Тернипель.
  • Хорошо! Дальше?

Класс на несколько минут замер, Армин удивленно поднял брови. Пришлось вмешаться:

  • Третий пункт будет: взаимодействие с другими минералами. - догадалась я, припомнив подобное по аналогии с историей.

Армин милостиво мне улыбнулся. Я подмигнула в ответ.

  • И совет. Используемых в магии минералов пятьдесят четыре, но на первом уровне вы изучаете всего девятнадцать. Так что лучше всего завести на каждый отдельный листок. Проше будет при изучении более сложных, составных веществ на втором уровне.

Все закивали и принялись возиться с бумагой и перьями.

В общем, к обеду Армин полностью сплотил группу над работой по минералогии.

Отвечали и подбирали ответы все вместе. К вечеру общими усилиями мы с удовольствием разобрали семь минералов и записали всю информацию на отдельные листки. Когда раздался звонок к ужину, девушки окружили стол учителя, искренне переживая, что вдруг ожившая и, на удивление, такая интересная минералогия вновь превратится в скучный предмет.

  • Неужели вы больше не придете к нам? - Жалобным тоном спрашивали его малознакомые мне эльфиечки.
  • Я прибыл сюда по просьбе вот этой молодой девушки, чтобы показать, как надо заниматься минералогией, - Армин взглядом показал на Тернипель.

Воодушевленцая столь плодотворным занятием, она важно кивнула, подтверждая его слова.

Про себя улыбаясь, я вышла из аудитории и направилась к Гатлинелю, срочно восстановить в расписании боевую магию. А вечером за ужином, уже сидя напротив учителя за столом, я вдруг отложила вилку и спросила:

  • Армин, а на завтрашние выходные, какие у тебя планы? Ты куда-то собирался идти?
  • А с чего вдруг такой интерес? - аккуратно вытерев салфеткой рот, он в удивлении изогнул бровь. - Нашла для меня ещё какое-то занятие?

Я покачала головой. То, что я задумала, будет сложно исполнить, ведь рассказать все братьям не могла, это часть не моей тайны, но и лгать мне категорически не хотелось.

В это время Армин вслух размышлял о том, что я задумала.

  • Я догадываюсь, чего ты хочешь. привести братьев сюда, и чтобы я исчез на это время, так? - иронично поинтересовался учитель.

На самом деле мой ответ он не предугадал.

  • Нет, я хотела пригласить тебя прогуляться с нами. Да, я понимаю, как тебе будет сложно с чужаками, но мне кажется, что лучше их общество, чем кампания темных. Я не права?

В ответ он покачал головой так, будто у него запершило в горле.

  • Не хочешь? - удивленно выдохнула я. Это конечцо снимало с меня кучу проблем с объяснением братьям его присутствия на прогулке, но я даже немного расстроилась.
  • Хочу. Хочу наконец познакомиться с твоими легендарными братьями, - словно опомнившись, насмешливо закончил он, вновь принявшись жевать.

Ну вот, а я себе придумала шок и расстройство.

  • Это хорошо, значит, завтра я не буду о тебе волноваться, - накалывая вилкой грибок, довольным тоном призналась я.

Армин, не сводя с меня изумленного взгляда, закашлялся.

Нет, все-таки он шокирован, ещё бы понять, чем.

Вожделенный миг наступил, мы вот-вот идем гулять.

На улице светило по-весеннему яркое солнце, и казалось, что недавняя непогода всем только снилась.

Я уже натянула шелковый плащ перед большим серебряным зеркалом в гардеробной, когда ко мне заглянул готовый к выходу Армин.

  • Я пойду под невидимостью, чтобы не вызывать любопытства и вопросов, почему мы вместе.

Молча кивнула, аккуратно завязывая на шее белый шелковый платок.

Армин придирчиво меня осмотрел, но промолчал.

Чего это с ним? А где непременная насмешка? Никак заболел?!

  • Надеюсь, тебе будет не очень тягостно в нашем обществе, - поправив получившийся узел, весело закончила я, обернувшись к нему.
  • Я тоже надеюсь. - отворачиваясь, сухо отозвался учитель.

Да, я могла устроить выходной у себя в апартаментах,

думаю, Армин не отказал бы мне в письменном разрешении. И вчера он сам заговорил об этом, но мне так хотелось вырваться из этих стен!

К моему великому сожалению, гулять мы могли только после обеда. Они прислали записку, в военной академии что-то там наметилось у отцов-командиров, и мальчишки смогут появиться только после полудня.

Конечно, это было плохо, но, даже просто их увидеть, пусть и недолго, для меня многого стоило.

Изредка перебрасываясь короткими фразами, мы вышли из

ворот академии. Я показала стражам постоянный пропуск на розовой бумаге с позолотой, подписанный просмотрителем Арминелем, ликуя, что вырвалась из опостылевших стен, свободная как птица.

Мальчишки уже ждали меня на площадке для встреч.

Улыбаясь, я прибавила шаг.

Наступил напряженный момент знакомства, в течение которого все трое, словно по молчаливой договоренности, сгрудились вокруг меня. Армин встал позади, Дик и Лео впереди. Одна я «виляла хвостом», изображая всеобщую радость знакомства:

  • Дик, Лео, это мой учитель. познакомьтесь! - весело начала я.
  • Мы его уже видели, - угрожающе прищурившись, хмыкнул Дик.

Мне надоело сольно исполнять «всеобщее ликование», так что я резко закончила традиционное представление эльфов друг другу:

  • Вот и отлично. Сегодня он будет гулять с нами.
  • Что? - Дик открыл рот и в шоке уставился на меня.
  • Да-да. Ты все верно понял, - весело отозвалась я, и демонстративно развернулась, собираясь идти на прогулку. Возмущенный Дик втянул воздух, явно намереваясь обрушить на меня вал вопросов, но ему не дал Лео:
  • Ну ты же знаешь отца. - пихнув Дика в бок, улыбнулся он. - Я все думал, кого он охранять ее поставит!

Армин посмотрел на него странным взглядом, будто видел диво-дивное, потом почти незаметно покачал головой, о чем- то размышляя.

  • А вон оно что. - с подозрением протянул наш забияка. - Тогда, ладно. Тогда пошли!

Я ответила ироническим фырканьем, схватила их под руки и потащила вперед.

Мы шли ровными аллеями, оттуда добрались до главной

площади, рассмотрели дворцовый фонтан, накупили сладостей.

В общем, наконец, здесь осмотрелись. Было очень интересно. К моему стыду, я даже на какое-то время забыла об идущем позади Армине, наслаждаясь обществом братьев.

Я, то повисала на них, перепрыгивая через лужи, то просто прыгала, и, переполненная радостью, просто лучилась счастьем.

Отдохнув у озера, мы погуляли по городскому парку, проголодались и зашли в таверну, которую горячо рекомендовал Дик, как самое «вкусное место» в городе.

  • Ну как вам? - гордо поинтересовался он, медленно оглядывая «владения», когда заказав то ли ужин, то ли обед, мы сидели в углу за большим круглым столом, болтая и веселясь.
  • На один раз пойдет. - весело отозвался Лео. - Следующий раз пойдем в другую.

Дик расстроился.

Вечер пролетал незаметно, мальчишки то и дело рассказывали что-то забавное, от смеха болел живот, а может, всего лишь настроение было такое, что любое слово вызывало хохот.

Закусив вишенкой с пирожного, Лео начал:

  • У нас был один такой парень, Енаель, друг моего старшего брата, они поступили в академию вместе. Ему долго нравилась одна девушка с соседнего острова, где находилось поместье ее семьи. Енаель то на празднике к ней подойдет, то заговорить пытается, а она все никак: улыбнулась, поздоровалась, поклонилась, отошла.

Дик хмыкнул и насмешливо взглянул на меня. Лео продолжал:

  • Прошло с десяток лет, они с братом уже учиться закончили, а у Енаеля все никак с ней не складывалось.
  • Ты долго рассказываешь, ушастый, по делу давай! - «подбодрил» его Дик.

Я в поддержку энергично закивала, предвкушая нечто веселое. Даже мой «охранник», Армин, перестал делать вид, что читает свиток и поднял заинтересованный взгляд на эльфа.

  • Ну, в общем, ему друг посоветовал сводить в зоопарк магии во владычестве лесных эльфов в клетках сидели ужасные чудовища, плоды неудачных экспериментов магов со всего мира. Там на самом деле попадались жуткие экземпляры, детей до двадцати пяти лет туда не пускали. Этот друг Енаелю рассказал, что пригласил туда любимую девушку, к которой никак не мог подобраться. Они гуляли вдоль клеток, когда вдруг погасли магические огоньки. Перепуганная девушка схватилась за спутника, так до выхода и не смогла расцепить рук, повиснув на нем...
  • И что с ними дальше стало? - деловито потягивая из кружки холодный смородиновый компот, поинтересовался Дик.
  • В общем они поженились. Но дело не в этом. Енаель, наслушавшись этих рассказов, в качестве подарка на день рождение тут же послал своей девушке приглашение в тот жуткий зоопарк.
  • И что? - спросили мы уже хором.
  • Они туда пошли. Радостно предвкушая, что сейчас предстанет спасителем в ее глазах, Енаель рисовался перед красавицей ровно до тех пор, пока они не попали в сектор водяных чудовищ. Завидев одного такого урода, выглянувшего из воды, он с воплем вцепился в девушку, повис на ее шее, не в состоянии оторвать от нее ни рук, ни ног.

Дальше он рассказывал, пытаясь пересилить свой смех и наш хохот.

  • Бедная эльфиечка, перепуганная до смерти истерикой Енаеля, кое-как вытащила его на себе из здания, потом еще полчаса приводила в чувство на лавочке у входа. - Мы уже не могли смеяться, представив себе эту картину.
  • Самое смешное. они в итоге поженились, когда он признался, что без нее спать не может, де. ему те чудовища снятся.
  • Все-таки своего добился, - радостно заметил Дик. - Так, где там это ваш музей находится? Вдруг пригодится? - И подмигнул мне.
  • Э, нет. И не рассчитывай, я на себе тебя тащить не буду! - подмигнула я в ответ.
  • Притопим Лысого прилипалу где-то рядом с чудовищем, пусть общаются. - насмешливо поддержал меня Лео.

Оскорбленный Дик передразнил нас и гордо отвернулся. Мы с Лео прыснули от смеха, Дик долго дуться не смог,и рассмеялся с нами.

Мы ещё посидели полчаса, пока Дик, поднимаясь из-за стола, не сказал:

  • Нам пора. а вот на следующие выходные погуляем целый день!

Я поднялась, чтобы проводить их, но Лео положил руку мне на плечо и усадил на место:

  • У тебя тарелка полная. Сначала доешь. Мы и сами дорогу найдем. - Я в недоумении распахнула глаза, да, что же вы меня откормить пытаетесь, вроде не голодаю.
  • Я хочу. - вновь попробовала подняться я.
  • Отдыхай. - поддержал его Дик. - Мы бегом помчимся, досидели до последнего. Знаешь, у нас это бывает.

Я печально кивнула,так долго ждала и какие короткие выходные получились.

Выходя из-за стола, сначала Дик со словами:

  • Ну, бывай, охранничек, - два раза стукнул учителя по плечу, затем тоже самое молча проделал Лео.

Я закатила глаза, вот же клоуны, а когда за ними закрылась дверь, поспешила извиниться:

  • Прости, пожалуйста, Армин. у них шутки такие грубые. Извини.

Боевой маг молча посмотрел на меня, зачем-то поджав губы. Все: его лицо, поза - выражало угрозу.

Он встал и подал мне руку, помогая подняться.

— Надеюсь, ты не затаил на них обиды? - Все еще переживая, спросила я, принимая его помощь. - Прошу, прости их за неловкие шутки. Они очень хорошие, просто ещё не привыкли.

Армин в ответ и бровью не повел. Но при этом он смотрел на меня так, словно бился над какой-то очень серьезной, почти неразрешимой, проблемой.

Игнир

Я пристально смотрел на нее, снова и снова поражаясь тому, насколько Айон переворачивает все, что, как я думал, знал о мире и окружающих. После ее слов о том, что она беспокоится обо мне, был настолько тронут, что у меня от волнения перехватило горло.

Общаясь, все больше открывал для себя новые грани ее характера. Это теперь мучило меня. Ведь все должно быть не так!

Едва мы вышли из академии, Айон, в прямом смысле, повисла на братьях, и все время прогулки, вела себя как маленькое дитя с двумя любящими ее взрослыми.

Лео и Дик тихо беседовали о каком-то событии, счастливая Айонель поворачивая голову то к одному,то к другому, молча слушала. И при этом, дурачась, совершенно по-детски, опершись за предложенные руки братьев, перепрыгивала через грязь и лужи.

Братцы, со своей стороны, со снисходительными улыбками следили за подобным развлечением, словно на самом деле присматривали за малышкой.

До этого момента я был уверен, что Айон ведет с ними по принципу принцесса и два вассала. Так что, подобное самоумаление дочери императора, стало для меня открытием.

И это открытие входило в конфронтацию с моим мировоззрением.

Для того что бы уничтожить ее отца мне всего лишь надо немного подготовиться. Но до сих пор я отчетливо помню пережитое бешенство из-за того, что не смог преодолеть ее щит. Щит, выставленный ею в двенадцать лет.

Я видел, что делает ее настроение с погодой. Видел, как служит ей сила земная. Не удержи она ее тогда и гигантский остров, со всеми находившимися на нем, пошел ко дну.

Забавно, только понял, что, вспоминая последний день академии, я больше не злюсь, скорее,испытываю неподдельное облегчение.

Она сильнее меня, и, я уверен, осознает это. Но почему тогда ее поведение настолько странное?

Айонель знает по имени каждую служанку, помогавшую ей, и благодарит ее. (Даже на меня свирепо смотрит, стоит мне проигнорировать прислугу или принять ее заботу как само собой разумеющееся). Позволила этим сиротам стать принцами, и, как понимаю, будущими наследниками империи, а ведет себя так, будто ниже их по рождению.

Доходит до абсурда, она с уважением слушает и слушается Лео, эльфенка, которого я никогда и ни во что не ставил. А ведь тогда меня искренне забавлял дерзкий Дик, чем-то напоминавший меня в детстве, невыносимо раздражала Айонель, но никогда не интересовал Лео.

Размышляя об этом, я делал вид, что читаю свиток.

Айон, с братцами, сделали в таверне заказ. И теперь развлекались. Я повернулся к хохочущим «родственничкам»,исподтишка наблюдая за их весельем.

Растопырив пальцы над своей тарелкой и сделав при этом страшные глаза, всесильная и беззаботно хохочущая драконница делала вид, что сейчас укусит руку Дика, пытающегося утащить из ее тарелки тефтельку из парного мяса.

  • Не дам! Мое! Значит - не дам! - Забавно-рычащим голосом говорила она, притворно клацая зубами в воздухе. - Мо-е!

Драконница как есть, сдерживая улыбку, я поджал губы. Дик все таки вывернулся и стащил с тарелки тефтельку.

  • Жить надоело? - совершенно нормально возмутилась она. - Лопай свои жареные ножки!
  • У тебя вкуснее. - прочавкал довольный Дик. - Кто же знал, что эти штучки такие вкусные!
  • Точно, - озвучил Лео, при этом утащив ещё один ароматный шарик из ее тарелки.
  • Я знала, что они вкуснее! Я! И говорила об этом вам! Грабители. - фыркнула она и обиженно сложила руки на груди.

Но едва она потеряла интерес к своей тарелке, ее ужин ставили в покое.

Я исподволь наблюдал за их возней, думая о том, что никто из них словно не осознает, что все, что хорошего с ними происходит, основано всего лишь на ее доброй воле. Малейшее изменение и их ждет крах.

Лео остановил хохочущего Дика и, повернувшись к Айон, сказал:

  • Я забыл сказать. - Он тяжело выдохнул, поджал губы и, наконец, пояснил. - Мы с Диком видели Бренна на рынке недалеко от нашей академии. Какой-то торговец, не заметив, толкнул незнакомого эльфа тележкой,и тот полетел в грязь. Ругая торговца, на чем свет стоит, директор на миг снял личину, и предстал во всей красе.
  • Под эльфа косит, мразь. - мрачно отозвался Дик, погладив фальшивое ухо.
  • Не ругайся. - раздраженно толкнул «брата» Лео.

Я оторвался от свитка, напряженно всматриваясь в Айон.

То, что Бренн здесь, не стало для меня новостью. Едва я увидел прилепленную к плечу драконницы «рыбку» из моих

запасов, понял, что он не просто в этом городе, а непосредственно в девичьей академии.

Кроме него заклинание никто не мог взять, причем Бренн сделал это ещё в бытность директором моей академии, то есть, уже тогда был готов предать.

Сто процентов связался с темными, вечно ищет сильного покровителя. Но больше всего меня интересовало, зачем он прикрепил рыбку к Айон? Видимо собирался похитить. Для этого ему было достаточно просто чуть подождать, пока она потеряет сознание. Очень вовремя я вызвал ее в тот вечер.

С тревогой выслушав брата, Айонель тяжело вздохнула:

  • Не так страшно, что он здесь, куда больше меня волнует, по какой причине он тут оказался. Не думаю, что это случайность. Вы там осторожнее. Главное, чтобы самого хозяина проклятой академии здесь не было! - От отвращения ее передернуло.

Я вернулся к своему свитку. Наивная, как раз это, совсем и не главное. Я уже пытался поймать учителя живописи, но как мне пояснил Г атлинель,тот поспешно отбыл из академии на две недели по семейным обстоятельствам. Не правда ли,интересное совпадение?

Однако, гневные посылы в мой адрес не прекращались.

  • Придушил бы эту. это. этого - начал Дик, но эмоции захлестнули, он так и не смог обозначить меня более понятными словами.

Возможно это из-за трогательной заботы о сестричке, во время прогулки я отметил, как братья переглянулись, и незаметно увели ее от группы гостей из бандитского Непруга, которые громко и грязно бранились недалеко от местного рынка.

  • Дик, не надо так громко. - предостерегающе сказала Айонель.
  • Он столько лет над нами издевался, сделал все, чтобы уничтожить,и все мы с тех пор нормально жить не можем! Я

хочу быть уверен, что он не доберется до нас снова, и мне нет дела до того, чьи чувства пострадают при этом!

  • Тебе никто такой уверенности не даст,так что забудь, и живи спокойно, - сдержанно заметила Айон. - И вообще. Там с Игниром не все так просто. Хотя я в это совсем не верю.
  • В смысле? - распахнул глаза Лео.
  • В прямом. Мне Светлая так странно сказала о нем, но, как у нее водится, окончательно все запутала , лучше бы и вовсе молчала.
  • Светлая - это Хиль?
  • Да, она, - грустно кивнула Айон. - Кто еще умеет так путать.

Я ждал, что кто-нибудь спросит ее, о чем же конкретно сказала Хиль, но они, переглянувшись, начали собираться.

Ни обошлось без возмутительной выходки со стороны дракончика, едва я решился вогнать его в доски пола, как Айонель кинулась ко мне с извинения.

Смотря в ее глаза, на миг застыл, размышляя. Интересно, будь я самым сильным в этом мире, самым могучим от рождения, стал бы перед кем-то извиняться? Тем более, не за себя?

Очень сомневаюсь.

ГЛАВА двадцать первая

Я люблю, когда шумят березы,

Когда листья падают с берез.

Слушаю - и набегают слезы

На глаза, отвыкшие от слез.

Н. Рубцов

Айонель

Жизнь вошла в немного однообразную, но весьма интересную колею. Я каждый день ходила на боевую магию, на уроках которой, мы увлеченно готовились к предстоящему соревнованию.

Армин вечерами стал куда задумчивей, да и на занятиях вел себя по-другому. Словно в этом для него открылось что-то новое, и он стал получать удовольствием от общения с нами,и от того, что работа стала совместной и от этого еще более захватывающей.

У нас появились противники: мальчишки из боевой академии, а много-много проигрышей подряд, на соревнованиях с ними, сильно подогревали энтузиазм девушек.

Учениц в группе начальной боевой магии добавилось, с двенадцати выросла до двадцати пяти, это если не считать, что Микланель с карманным сопровождением на них ходить перестала.

Как я поняла, случайно услышав разговор Чери с подругами, у Армина со Смотрителем по этому поводу этих девиц даже вышел конфликт. Смотритель требовал, чтобы учитель пустил Микланель на свой предмет, а учитель отказался, заявив, что обучать боевой магии подобное неуравновешенное существо слишком опасно.

Из-за прошедших проливных дождей площадка для занятий

покрылась слоем грязи, так что занятия пока проходили в закрытом бальном зале. Армин укрыл магическими щитами отделанные шелком и живыми цветами стены, по его приказу сюда доставили несколько столов и диванов. И только мраморный пол оставил без внимания, решив, что ему защита от неловких учениц не нужна.

Рассадив нас на диваны, учитель оглядел всех лукавым взглядом.

  • Так что, девушки, кроме самого соревнования нам стоит сделать на празднике? Столько лет мы проигрывали. - явно на что-то намекая, задал лукавый вопрос Армин.

Девчонки зашумели:

  • Сделать мальчишкам парики из голубых кудряшек, а сверху прицепить разноцветные бантики, - предложила застенчивая Деемель.
  • Нет, это оскорбление. - отмахнулась Наэль, самая старшая девушка в группе, не сводящая влюбленного взгляда с Армина.
  • С чего это парик вдруг оскорбление? - Продолжила настаивать на своем пухленькая Деема. - Самое оно. Смешно и безобидно!
  • Давайте закидаем их заклинаниями для волос, пусть у них появятся лысины, - фыркнула длинноногая Саламиль. - То-то весело будет!
  • А сверху накинем голубые парики, - захихикала Деема. - Тогда они нам ещё и благодарны будут!
  • Вы не понимаете, что это несправедливо, против нас будут такие же первокурсники. кажется,так у них называется первый год обучения? Так зачем этим мстить за неудачи прошлых лет? - холодно отозвалась Тернипель, строгая соседка Софиель, сегодня она не расставалась с рукописями по минералогии, наверняка, теперь на правах хорошей знакомой пришла о чем-то расспросить Армина. Софиель еще утром пришла со мной, а Иренель недавно заболела, и ее увезли домой. Как шутила Софиелька, «твоих конфет переела».

После той «рыбки» я у^е не знала , что думать,тем более учитель Заманель вслед за этим как-то очень поспешно покинул академию.

Но постепенно это все стало не важным. У нас начались серьезные занятия и все отошло на второй план. Девчонки с моей группы чувствовали, что с таким учителем,им любой замысел по плечу, потому фантазировали дальше.

Я тоже внесла в обсуждение свою лепту.

  • А может, накинем на них смешные картинки? Типа, иллюзии толстых зверюшек? Хомячков или зайцев,и пусть прыгают.
  • Хорошая мысль! - весело поддержал меня Армин.

Вместо того чтобы обрадоваться похвале, я задумалась.

Теперь мне не понять, он поддерживает потому, что предложение на самом деле хорошее, или из-за моей помощи с темными?

Пока я размышляла, рассматривая очередной серый шелковый плащ Армина, теперь я знала , что их у него много, боевой маг отдал приказ:

  • Ладно, сделаем так, Софи и Айон рисуют потешные фигурки, а новые девочки, которых взяли в команду, приступают непосредственно к тренировкам.

Тут его перебила Тернипель:

  • Я не хочу заниматься боевой магией, так как это мне нигде не пригодится. Но я умею хорошо рисовать потешных зверьков.
  • Отлично, Терни, садись с девочками рисовать. - махнул рукой в сторону нашего стола Армин.

Я протянула свой уголь и бумагу подошедшей Тернипель, а сама отодвинулась. Как я уже поняла, рисование это однозначно не мое, Армин переоценил мои способности в изображении веселых хомячков.

  • Хорошо, что он назвал тебя Терни, я представляю, как бы ты злилась, сократи он твое имя до Тернип. - усмехнулась

Софи, обводя глазки потешного зверька толстой линией.

Я с удивление посмотрела на сосредоточенно рисующую подругу, кто бы знал, что собственное имя может стать источником неприятностей.

  • Я вот подумываю. может заняться боевой магией. Буду пользоваться ею в тех случаях, когда будут коверкать мое имя. - В ответ на подкол Софи, пробурчала Тернипель.

Мы с Софиель фыркнули от смеха.

Армин обвел всех веселым взглядом,и вдруг поняла, что никогда не видела, чтобы он от души улыбался. Как правило, все его улыбки были высокомерными, ироническими или вовсе полу улыбками, когда он изгибал край рта в насмешке. При этом его глаза никогда не улыбались. Но, кажется, только сейчас, готовясь с девчонками к соревнованию, он искренне упивался всеобщим душевным подъемом.

  • Хочу напомнить. мы должны не просто победить, но и выступить так, чтобы у тех, кто сидит на трибунах, не осталось ни малейшего сомнения в вашем превосходстве!

Мы активно закивали, поддерживая. А как же! Мы им ещё покажем!

Армин легко поднялся из кресла:

  • С картинками разобрались. Остальные девочки стали друг от друга на ширине вытянутых рук, и начали! Считайте, что мы разучиваем танец. Все делаем по моему счету. Раз! Все встали

в ряд и разделились: ты будешь стрелком, а ты - защитником, и так далее.

Распределяя будущие роли, он расставил девчонок в длинную линию.

  • Два! Разделились. Девочки-стрелки одновременно - шаг вперед! Те, кто в обороне на счет два стоят на месте. Отлично! Молодцы. Еще раз.

Девчонки рисовали, я давала им «умные» советы:

  • Добавь ему щеки, Софи. Это так забавно, когда пушистики с щечками прыгают.
  • А сама чего не рисуешь? - деловито добавляя теней, отозвалась подруга. Я рассмеялась:
  • Ты видела мои шары? А шишку? Это же лучшее, что я могу изобразить, мои,так сказать, шедевры.

Терни скептично фыркнула.

  • Все с них начинали.

Я покачала головой:

  • Нет, спасибо за понимание, но лучше вы, чем я, с моими картинами зрители в обморок попадают, потом будут просыпаться в кошмарном поту.

Мы захихикали. Армин оглянулся.

  • Как ваши успехи?

Я улыбнулась.

  • Мои никак, а девочки на самом пике творческого всплеска.
  • Так, значит, ты свободна?
  • Да.
  • Тогда ты сможешь приготовить легкое заклинание поиска? Вкратце поясню. Шары, которые мы подготовим, будут наполнены тремя компонентами. Первый - поиск, девочки не смогут попасть прицельно, надо чтоб шары докатились до противников. Второе, активация при столкновении, но это сделаю я сам,и третье, нарисованная иллюзия, которая прикрепляется самой последней.

Кивнула, что поняла.

  • Я могу настроить их на поиск и активацию, а вот с иллюзией дел не имела, понятия не имею, как ее с рисунка изготовить и вложить в шар, - отозвалась я.

Армин пристально на меня посмотрел, но его глаза улыбались.

  • Не испугаешься? Надо будет много работать, как говорится,и днем и ночью, изготовить надо не менее двадцати пяти шаров, это уже в идеальном варианте, а ведь их надо долго отлаживать, пока начнут работать безукоризненно, а это еще столько же, если не больше...
  • Г отова приступить в любой момент! - бодро отозвалась я.

Армин думал, что я быстро устану от подобной работы, но он

ошибся. Чем упорнее работала ,тем больше это творчество меня захватывало. Теперь видела в этом то, чего была лишена на занятиях живописи. Они творили красками, а я магией.

Когда Армин на меня смотрел, его глаза светились от удовольствия. Ловя на себе такой взгляд, я счастливо улыбалась в ответ.

Незаметно пролетело три дня. Мы усердно готовились.

Армин уже изготовил иллюзии, а у меня пока не получалось «научить» магические шарики распознавать хозяина, чтобы на одном эльфе не повисло сразу три заклицания, а каждый прилип к своему.

Ближе к ужину учителя вызвали к Смотрителю, а ко мне в зал для занятий боевой магией прибежала запыхавшаяся Чери:

  • К тебе, кажется, братики пожаловали. Мне так и передали, что тебя у входа ждут два молодых эльфа.
  • Спасибо, Чери, я так рада. - Оставив в классе, все как есть: не сложив угли и даже не накинув плаща, я как угорелая понеслась к мальчишкам. Наверно что-то случилось, раз они посредине недели решили ко мне зайти.

Добежала до ворот, но возле стражей их не оказалось.

Предъявив пропуск, я выбежала на улицу. Действительно, на пяточке для гостей, стояли два эльфа. Или не эльфа. Это были высокие мужчины в черных плащах с накинутыми капюшонами, скрывавшими лица. Рядом стояла карета.

Может у дяди Лорма что случилось?

Я подошла к ним вплотную.

  • Добрый вечер. Прошу прощения, это вы меня искали?

Мужчины в плащах обернулись. Тот, что стоял ближе ко мне,

брезгливо сморщив нос, важно произнес:

  • Если ты Айонель, то тебя.
  • Я слушаю вас. - Произнося это, я уже видела их намерения так же отчетливо, словно они кричали о них.

Но ничего сделать не успела, кто-то подкрался сзади и ударил меня по голове. Затем лишь боль, кромешная тьма,и ощущение скольжения сквозь пустоту.