Рональд смотрел на свои руки, чувствуя странное жжение в них. Они всё ещё хранили тепло её тела, он слышал её запах. Сердце в груди билось в сумасшедшем ритме.

Где-то у самого потолка замер крик девушки. А сам юноша пребывал в смятении.

Слова обиженной Надин были той каплей, что переполнила и так заполненный до краёв сосуд. Ему необходимо было поговорить с девушкой, которая при каждой их встрече сбегала от него. И он сам сделал всё для того, чтобы оно так и было.

Он сам показал свою чёрную суть, и девушка его боялась. Хотя и не забывала каждый раз отчитывать его за трусость, за то, что подталкивал её к тому, чего она не хотела делать. А ведь даже сам тулао не позволял себе такой вольности, как давать ей советы. Если он этого не делал, то имел ли на это право Рональд? И почему, несмотря на то, что он её порой люто ненавидел, его душа стремилась её оберегать? Он безуспешно пытался не думать о ней, как о девушке: красивой и беззащитной. Рыкнув, развернулся и бросился по следу, оставленному Надин - её легкий аромат звал за собой.

Юноша стремительно шёл по коридорам и пытался придумать, что он скажет Надин, когда её найдёт. Даже если он извинится, сможет ли она понять его и простить? Правда, он и сам себя пока не мог понять. Над ним тяготело проклятие. Из-за него невозможно было расслабиться ни на минуту. Иначе демон возьмёт над ним верх и тогда пострадает Надин. Слишком вкусно и сладко она пахла. Он облизнул пересохшие губы, тяжело задышал и остановился, опираясь спиной об стену и скребя её отросшими когтями. Рональд отчаянно пытался подавить в себе проснувшегося демона. На этот раз ему понадобилось намного больше времени, прежде чем он смог двигаться дальше.

Шлейф аромата Надин почти развеялся, и пришлось идти по едва уловимому следу её ауры. Рональд видел путеводную нить, пытался дышать ровно и держать себя в руках. Он понимал, что увидев его в демоническом образе, Надин сбежит и никакого разговора опять не получится. Присутствие девушки чувствовалось очень близко, и на одном из перекрёстков он нашел её в объятиях майора. Она рыдала на его груди, а Бормс хмурился, прислушиваясь к её словам, и осторожно гладил по рыжим волосам.

Рональд зарычал, а затем застонал, прячась за поворотом, прижимаясь к стене спиной.

  • Как же ты права, ангелочек, - горько прошептал юноша. - Всё напрасно.

Боль, словно раскалённое железо, выжигала его сердце. Хотелось разорвать соперника на части, заполучить девушку себе, сделать своей. Зашипев от злости, Рональд стал читать молитвы, прося у отца небесного сил и терпения. Заученные слова отскакивали от зубов, не принося желанного успокоения. Он уже понимал, как был глуп в своём порыве. Даже если бы признался, на что он надеялся? На чудо? Истерично рассмеявшись, Рональд не замечал, как распугивал прохожих и как подозрительно на него смотрит патруль, осторожно приближаясь.

Ему было не до этого. Он молил о прощении за свои вольные мысли. За то, что возомнил себе, будто достоин такой чести, как любовь. За то, что смел подумать об убийстве ради неё.

Тяжело выдохнув, открыл глаза, задумчиво замерев. Эта мысль была проста, как сам мир, по утверждению тулао. Выпрямившись, он оттолкнулся от стены и медленно побрёл в свою каюту. Глубоко задумавшись, прошёл мимо патруля, не замечая их интереса к себе.

Почти ослепнув от слёз, Надин не могла понять, на каком уровне оказалась. Она растерянно осматривалась по сторонам. Вглядывалась в лица прохожих и никого не узнавала. Она не понимала, почему ее жизнь наполнилась чужим лицемерием и лживым сочувствием. Почему выбрали ее? Она же была самая обыкновенная и не чувствовала в себе ни силы, ни храбрости и уж тем более уверенности в том, что сможет спасти этих людей, которые проходили мимо и никому не было дела до неё. Никто из них не спросил, как она себя чувствует, не нужна ли ей помощь? Даже не улыбнулся никто, как это было принято у них дома.

И от этого она острее почувствовала долгожданное объятие и нежный обеспокоенный голос Бормса. Всхлипнув, развернулась к нему лицом и крепко обняла за талию.

  • Что случилось? - повторил свой вопрос Тор, забывая о своих проблемах, слушая тихие всхлипы.
  • Тулао тоже говорит, что нужна жертва, - запинаясь, ответила ему девушка. - Всё напрасно, Тор. Мы зря сюда прилетели.
  • Ты должна найти картину, принцесса, - прошептал ей майор.
  • И что? Это ничего не меняет. Всё равно нужна жертва. Тринадцатая жертва.

Тор оглянулся, замечая, что на них нехорошо косятся. Расцепил её пальцы у себя за спиной, легко поднял на руки и понёс в каюту, которую выделили для них. Не найдя девушку в ней, майор и пошёл на поиски, понимая, что нельзя оставлять её одну. И оказался прав. Его маленькая принцесса потерянно оглядывалась на одном из перекрёстков коридоров, совсем немного не дойдя до каюты.

  • А какая конкретно жертва, тулао сказал? - спросил он у Надин, которая откинула голову ему на плечо, обнимая за шею.
  • Нет. Он не отвечает на вопросы. Вообще не отвечает! Одни намёки, - горько высказалась девушка, с трудом удерживая рыдание. - Надо бежать, просто бежать.
  • Куда? - спокойно спросил у неё майор.
  • Не знаю, только подальше отсюда. Я не понимаю, почему все так уверены в том, что я справлюсь. Я же слабая.
  • Нет. Принцесса, ты очень сильная. Я верю в тебя. Ты не воин, это да, но ты никогда не подстраиваешься под обстоятельства. Меняешь всё вокруг себя. Даже не замечаешь, как делаешь всех лучше.
  • Не льсти мне, - попросила девушка, закрывая глаза, чтобы скрыть смущение.

Комплименты майора стали согревать душу, в них слышалась искренность и гордость.

  • Даже не начинал, принцесса, - посмеиваясь, отозвался Тор, открывая дверь в их каюту.
  • Я начинаю привыкать кататься на твоих руках, - попыталась быть весёлой Надин, бездумно глядя, как закрывает дверь за спиной Тора, отрезая их от бездушных посторонних.
  • Я так устала, - призналась, чувствуя полную опустошенность.
  • Напряжённый день, а ты так толком и не поспала, - майор осторожно опустил девушку на кровать.

Надин испуганно подняла на него взгляд и напомнила:

  • Ты же знаешь, я боюсь спать.
  • Я буду с тобой и разбужу, если что. Так что смело засыпай, - пообещал ей Тор, расстёгивая куртку.

Девушка замерла, следя за его пальцами: длинные, сильные, золотистые. Он даже не замечал, каким жадным взглядом девушка смотрит на него. Чуть прикусила губу, чтобы не выдать себя и любовалась широкими плечами под тёмно-синей футболкой. Г рудная клетка приподнималась от мощных вздохов, отчего ткань натягивалась, дразняще очерчивая соблазнительные рельефы. Поймав себя на том, что облизывается, девушка смутилась и стала снимать обувь. Раздеваться она побоялась, но Тор приказал ей снять куртку.

  • Пусть тело отдохнет, - пояснил он, и Надин поняла, что он прав.

Тор заботливо откинул одеяло и Надин, бросив куртку на край кровати, забралась под него. Осторожно устроившись на подушке, она стала ждать майора. Странно было чувствовать себя женщиной, ожидающей своего мужчину. Ждать и знать, что когда он ляжет, то осторожно пропустит одну руку под её подушку, а вторую положит на талию и легонько поцелует её в макушку. Тепло его тела приятно согревало, и впервые за последнее время она не боялась заснуть. Закрыв глаза, глубоко вздохнула, настраиваясь на отдых.

  • Почему мне кажется, что всё это сон? - пробормотала она. - Кажется, что стоит только открыть глаза, и я проснусь у себя дома, в квартире на улице Ел Сентро. Солнышко будет пробиваться сквозь занавески, которые мне когда-то подарила бабушка. И зазвенит телефон, это мама будет проверять, не проспала ли я учебу. Но я не буду поднимать трубку. Буду лежать, слушать шум улицы и мечтать о... - Надин замолкла, удивлённо распахивая глаза.
  • О чем? - тихо спросил у неё мужчина, а она не знала, что ответить.

С удивлением вдруг поняла, что в прошлом умирала от одиночества. Просыпаясь каждое утро, мечтала, что встретит необыкновенного мужчину. Непременно влюбится. Пусть не с первого взгляда и даже не со второго, но они полюбят друг друга. Но одно утро сменяло другое, а любовь не приходила. Скучные дни не приносили ничего хорошего, но надежда не умирала. Надин ждала, верила в то, что всё будет. Любая девушка в её возрасте надеется на чудо.

  • Да так, девичьи грёзы, - тихо ответила, улыбаясь.

Она зажмурилась, закусив губу, не зная, как себя сейчас вести. Ведь то, о чём она так долго мечтала, сейчас было за её спиной. Развернувшись, Надин уткнулась носом в грудь майору и с облегчением вздохнула. Мечты имеют наглость исполняться, когда этого совершенно не ждёшь и то, что ищешь, находишь там, где не ожидаешь. Она незаметно провалилась в сон, но ещё успела почувствовать лёгкий поцелуй Тора.

Бормс гладил девушку по волосам, прислушиваясь к ровному дыханию. Она очень быстро уснула, и майор не знал, как быть. Ей требовался сон, а ему хотелось очень многое поведать. Хотелось рассказать о приказе императора и о том, что он не может его исполнить. Ему нравилась идея с побегом. Но как найти такое место, где они могли бы спрятаться от демона или императора? И тот, и другой обязательно найдут беглецов, и станет всё только хуже. Ну что же... Теперь надо идти только вперёд и будь, что будет. Торстен надеялся, что Создателю виднее, кто и как должен прожить свою жизнь. Но он не собирался отдавать Надин тому же Мурами. Прижав её к себе, Тор всмотрелся в небольшой иллюминатор, за которым были лишь далёкие холодные звёзды.