Но прошло больше десяти минут. И я всё ещё оставался в этом грёбаном зале, поскольку так и не смог найти в себе сил уйти. И не потому, что ждал какого-то чуда. В его возможное явление я разуверился очень давно.

Я просто не смог. Потому что это была ТЫ,твою мать! И одна только мысль, что я могу хотя бы просто быть рядом, просто смотреть на тебя, видеть тебя и осознавать, насколько ты реальна, удерживала меня на месте похлеще самых крепких цепей и титановых болтов. А может я решил заделаться мазохистом? Решил убедиться, какой же я на деле беспросветный долбоёб? Повёлся на сучку, которая предпочла моего отца несмотря на всё, что между нами было. Поскольку за всё это время она так ни хрена и не сделала. Не подала ни единого намёка или знака, что думает обо мне и что хочет со мной наконец-то поговорить. Вообще ничего. Может только несколько пугливых взглядов в мою сторону и то ненадолго. А потом... полнейший игнор. Плюс отсутствие какой-либо активности. Как какая-то полуживая кукла, приросшая красивым полипом к боку Стрельникова- старшего.

А может я хотел дождаться, когда они наконец-то нарезвяться и уйдут отсюда. Поедут куда-нибудь на Котельникова, в любимую квартирку моего папеньки... В его обожаемую комнатку боли...

  • Кир, ты куда?

Забавно, я рванул в сторону выхода, даже не сочтя нужным сказать о том, что линяю отсюда ни Арине, ни всем её полускучающим приятелям.

  • Подышать воздухом. Может и отлить. - я и оборачиваться не стал, бросив через плечо самое первое, что пришло скорее на язык, а не в голову. Хотя, по ровному счёту, мог вообще ничего не говорить. Ибо срать я хотел на каждого, кто тут находился,изображая уже который битый час жалкую видимость светской тусовки. На голливудских киноплощадках согнанная в бутафорских нарядах массовка из безликих статистов выглядит куда достовернее и более живой. Так что делать вид, что я как-то причастен к данному представлению ещё и отчитываться перед кем-то за свои действия и решения?.. - а не пошли бы все в сад или лесом!

Правда, пошёл я. И то, в тот момент, когда шифоновый шлейф “подвенечного” платья Стрекозы, будто взмахнув

невесомыми крылышками присвоенного ей образа-тотема, упорхнул за центральные двери парадного входа ресторана. Всего через пару шагов вслед за моим отцом. Ждать еьце дольше я и не стал. Не было никакого смысла. Если они отчалили отсюда вдвоём, зцачит уже навсегда. Во всяком случае, на этот вечер уж точно.

Неужели я снова это делаю? Устраиваю за ними слежку? А чем я тогда занимался всё это время ДО этого? Мило ьцебетал с Ариночкой и её тупыми дружками-подружками? Ага, аж три раза.

Даже очень свежий воздух октябрьской ночи не освежил моей головы и не прочистил мозгов ни на йоту. Тем более, что простоял на нём не так уж и долго, плюхнувшись вскоре на водительское сиденье своего фордовского Мустанга, подогнанного дежурным парковьциком, и что дури ударив по газам. Нагнать в пригородной черте знакомый отцовский Бентли довольно редкого окраса не составило для меня вообьце никакого труда. И то пришлось выдерживать хоть какое-то безопасное между нашими машинами расстояние. Но даже в этом случае я ничуть не сомневался, что мою слежку успели вычислить еьце до того, как я отъехал от “Зимней Виньни”.

Знаю,тупо и именно по-детски, но... Ни черта с собой поделать уже не могу. Это было сильнее любого здравого самосохранения и жило будто бы своей отдельной жизнью, подключаясь к моему телу в те минуты и часы, когда я уже банально не мог ни думать, ни принимать каких-то иных разумных решений. Чистая импульсивность на подсознательной интуиции. Хотя, на интуицию это тоже мало чем походило. На дурость, да, и еьцё какую. На закипаюьцее в крови бешенство рвуьцихся на волю внутренних бесов. Но уж точно не на разумное поведение и логически просчитанное мыььшение.

Удивительно, что я почти больше получаса держал между нами заранее выбранную мною дистанцию, хотя трясти меня начало уже где-то через пять минут. И частично слепнуть, а потом и глохнуть от закипающего в крови адреналина, простреливающего периодическими очередями по нервам и постоянно слабеющим суставам. Ментоловым холодом тоже обдавало по спине и затылку довольно-таки неслабо. Но всё это так, цветочки, на общем фоне того Армагеддона, что творился сейчас со мной и во мне, и что невозможно было увидеть со стороны ничего не подозревающим взглядом. А творилось там много чего. И не переставало накручивать свой убойный аттракцион с каждой пройденной минутой всё ядрёцее и эффектнее. Даже дыхание сбилось на участившееся, будто я не за рулём сидел, а нёсся вслед за терракотовым Бентли на своих двоих. Причём совершенно не имея никакого представления, что я буду делать, когда наш кортеж наконец-то доберётся до конечного пункта назначения. Единственное, что знал точно, что в этот раз я не намерен отсиживать свои яйца весь остаток этой грёбаной ночи. Ну уж нет... Хватит с меня этого дерьма. Порезвились и хватит.

Я и так слишком сильно затянул с этим маразмом. Пора уже всё и всех расставить по своим местам. Не хотите по-плохому? По-хорошему будет хуже...

Правда, я всё равно не выпрыгнул из машины, как только понял, что отец выбрал отнюдь не центр города, зарулив в конечном счёте в жилой район с новостройками, где арендовал Алине двухъярусную квартирку. Не скажу, что испытал от этого должного облегчения, тем более что это еще не значило ровным счётом ничего. Но и преждевременно геройствовать тоже не стал. Хоть какие-то остатки здравого рассудка во мне и оставались, при всё том абсурде, что мою слежку могла вычислить даже Стрекоза. Но я всё равно, по всем правилам классики жанра решил припарковаться с другой стороны общего двора, оцеплённого по кругу несколькими высотками, на приличном расстоянии от подъезда Али.

Смешно, конечно, особенно учитывая нехилое дворовое

освещение, но что делать. Кто на что, как говорится, учился. Зато мне как раз хватило, чтобы не натворить глупостей раньше времени. Потому что отец так и не вышел из своей машины и отъехал сразу же, как только фигурка Стрекозы в

скрылась за дверьми её подъезда. А вот это действительно очень странно, если вспомнить, сколько на ней сейчас было навешено бешено дорогих драгоценностей. Я бы даже сказал, пугающе абсурдно.

Ответы напрашивались сами за себя, но... Откровенно говоря, мне уже было абсолютно на всё это насрать.

Тем более, что я сам не особо-то и шифровался, но и действия отца выглядели совсем уж откровенно ничем не завуалированными. Не догадаться, что он уже всё знал и продолжал разыгрывать начатую им же партию по заранее отработанному сценарию? - тут уж во истину надо быть полным кретином. Хотя, да, кретинизма мне не занимать. И особенно сейчас. Не продержавшегося в машине и трёх минут после того, как Бентли Стрельникова-старшего отчалил со двора в неизвестном направлении (а вдруг он решил заехать в ближайший супермаркет, чтобы подкупить Алиночке фруктиков, конфеток и бутылочку Мартини?).

Плевать! И на то, кто куда поехал,и на то, что это могла оказаться одна из просчитанных моим папенькой ловушек. После того, что мне у>це пришлось пережить, более худшего я и представить не мог. Худшее со мной уже сотворили, сделав из меня неврастеника и сорвавшегося с катушек ревнивца самого последнего уровня. Так что держите от меня сейчас подальше все острые предмёты, да и вообще, всё то, что может послужить смертельным оружием.

АЛЛ

- Кир? Ты с ума сошёл? Что ты тут делаешь?

  • Открой дверь,тогда я тебе всё и расскажу... во всех мельчайших подробностях!

Так, значит, это я с ума сошёл?.. Хотя, да... Тут даже я соглашусь, поскольку и сам почти не помню, как добрался до её квартиры. Вначале с несвойственной мце скоростью добежав до подъезда и почти сразу же прошмыгнув в него благодаря чистой удачи в лице пожилой (явно страдающей бессонницей) дамочки с парочкой далматинцев, открывшей в этот момент двери и позволившей мне зайти, видимо, только благодаря моему брендовому костюмчику за пять тысяч евро. Как поднялся на лифте на нужный этаж, тоже плохо помню. Больше половины пути до дверей твоей квартиры выпало из памяти напрочь. Зато каким меня при этом бомбило состоянием - такое точно уже никогда не забудешь. Как и безумную вспышку снести ко всем чертям эту грёбаную дверь, поскольку разговаривать с тобой через неё и по домофону - это самое последнее, о чём я когда-либо мечтал за последние недели своей долбанной жизни.

  • Ты что... ехал прямо за нами? Он же мог...
  • Да, бл*дь! Я ехал прямо за вами! Не забудь придать своему голосочку побольше искреннего изумления, а то его тебе малость недостаёт. - не знаю, как я ещё не сорвался до крика, хотя уже и был на грани, сжимая что дури руки в трясущиеся кулаки и не лупцуя ими по обшитой кожзаменителем дверной панели только из-за недавно перенесённой мною травмы. Правда, это тоже еще далеко не сдергивающий меня фактор. У меня ещё есть ноги.
  • Ты откроешь, или я сейчас просто снесу ко всем х*ям эту еб*ную дверь! Или подождём, когда кто-нибудь из твоих бдительных соседей вызовет полицию?

Почти сразу же последовавшие за этим щелчки дверных замков резанули по моим перенапряжённым суставам ментолово-приторной анестезией. Я чуть было от резкого облегчения не выдохнул победный смешок.

- Даже не думай вешать цепочку, потому что она тебе точно ничем не поможет.

Но цепочки не было. Ты открыла дверь на куда большее расстояние, чем это мог позволить даже самый длинный трос- блокиратор. Правда, я всё равно не стал долго ждать, ударив по панели занывшей от не такой уж и старой травмы рукой и тем самым едва не выбив нараспашку эту грёбаную дверь. А ты только и успела, что вовремя отскочить чуть в сторону и назад вглубь прихожей, уставившись через зияющий проём в моё лицо напуганными до смерти глазёнками.

ГЛАВА седьмая

- Да что с тобой сегодня творится?

  • Со мной что творится? Серьёзно?! - в этот раз я не стал понижать завышенной громкости своего голоса, даже не заметив, как сделал несколько шагов вперёд, переступив порог квартиры и не сводя озверевшего взгляда с твоего обомлевшего от нешуточного испуга личика. В те мгновения говорить со мной на подобные темы, да ещё и в подобном тоне было крайне чревато. Казалось, я сейчас только и ждал подходящего повода, даже самого незначительного, чтобы сорваться.
  • Это ты, бл*дь, что творила и творишь все эти дни?

Как ни странно, но мне хватило тех остатков здравого

рассудка, что всё ещё продолжали меня сдерживать, а теперь еще и толкнули на столь весьма просчитанный поступок. Захлопнуть за собой дверь, а потом ещё и закрыть на несколько оборотов внутреннего замка, намеренно заблокировав его от попыток открыть ключом снаружи.

  • Что я творила?

Какая очаровательная непосредственность. Я обернулся, ошалело заулыбавшись и даже показательно выдохнув восхищённый её оригинальным ответом надрывный смешок.

  • Ну, да, конечно! Видимо, я всё себе это придумал, как последний конченный еблан закидывая тебя все эти дни смс­ками с безответными звонками, в наивном ожидании, когда же у моей красавицы проснётся совесть.
  • Мы же договорились с тобой, что не будем в эти дни созваниваться.
  • Так что, на смс-ки это тоже распространяется? Или ты всё это время находилась рядом с великим Инквизитором, не отходя от него не на шаг?

Охренеть! Она еще и смотрит на меня так, будто я реально какой-то псих,и всё, что она до этого делала - всего лишь пыталась держаться как можно подальше от меня на максимально безопасном расстоянии. Потому что у неё были для этого охренительно веские причины. Что тут непонятного?

Вот именно! Абсолютно НИ-ХРЕ-НА!

  • Тебе-то какое дело, с кем, когда и сколько я находилась?

Это же ты тащишься от экстремальных видов спорта, когда все эмоции и инстинкты на грани! И плевать, что в этот момент ты подставляешь кого-то другого, поскольку с тебя всё равно сойдёт, как с гуся вода. Или тебе было мало меня оттрахать пару часов назад буквально под боком своего отца? Не достаточно вставило? Захотелось продолжения банкета или подкрепить убойный приход чем-то более существенным?