В которой я знакомлюсь с устройством местной летательной техники, попадаю в лётную школу на практику, сталкиваюсь с парнем, очець скептически смотрящим на девушек обучающихся летать.

 

После обеда я вернулась в комнату, Лика уже не пряталась , а просто дремала. Я её будить не стала, решив подождать пока она сама проснётся. Засев за домашнее задание, я периодически поглядывала в сторону её кровати. Подруга зашевелилась ближе к вечеру.

 О-о, я даже кажется уснула, — пробормотала она.

 Полегчало? — я подошла к кровати подруги и присела рядом.

 Ну, так, — Лика вяло покрутила рукой. — Очень условно. Расскажи, откуда ты всё знаешь?

Я не стала таиться и поведала ей, что директор нашего колледжа моя крёстная и какая-то древняя родственница.

 Так как я волновалась, спросила у Леокадии Андреевны, что с тобой. Она мне рассказала, что тебя замуж выдают. И почему у тебя такое состояние сегодня она тоже разъяснила, — делилась я. — А Сержик почему-то обрадовался, что тебе сегодня нездоровится.

 Предатель, — прошептала Лика. — Он так обрадовался, что ему работать не придётся, если я выйду замуж. А то, что жизнь моя кончена, его не особо волнует. Вернее, он считает, что я преувеличиваю , а ради достатка можно и потерпеть. Только терпеть предлагается мне , а они с мамой будут в благах купаться.

 А пусть вождь женится на твоей маме? Он же хотел этого несколько лет назад, — вдруг предложила я.

Лика приподнялась на локте:

 Ты шутишь?

Отрицательно мотнула головой, и добавила:

 Вполне серьёзно предлагаю.

 Есть одна загвоздка, наш жрец женится только на девственницах. Да и любит он молоденьких.

 Ну,тогда у нас еще есть время исправить эту проблему.

 Как? — удивлённо воскликнула Лика.

 Надо найти тебе парня и переспать с ним,девствецницей ты уже не будешь и этот жених от тебя отвалится, — пояснила я свои соображения.

 И кому я потом буду нужна, недевственницей? — этот вопрос подруги поставил меня в тупик. Что-то я совсем не подумала о том, что в этом мире это может быть важно.

 А у вас тут только девственницы котируются? — решила- таки уточнить я.

 А у вас в мире нет? — полюбопытствовала Лика, мне показалось, что от этой мысли она даже оживилась.

 Да у нас как-то к этому проще относятся, — я на самом деле старалась не затрагивать данный вопрос с подругами,ибо сама ещё была девственницей. — Среди моих подруг в школе, только одна была невинна, как и я. И то, мне кажется это больше потому, что нам не везло с парнями.

 Ты же красивая, почему не везло? — вот тут Лика очень удивилась.

 Да они мне какие-то придурошные вечно попадались, — я отмахнулась. — Давай сейчас о тебе. Как можно решить твою проблему и действительно замуж за жреца это так страшно? Хотя, он же старый.

 Ну... — Лика замялась. — Старость может и не проблема, учитывая, что он выглядит очень даже ничего. Только вот роль его жены — это ужас ужасный. Основная задача жены жреца, после того как она родит ребёнка — удовлетворять потребности всех гостей мужа, когда этого пожелает муж.

У меня от её слов волосы на голове зашевелились. Тут я поняла, что однозначно буду искать способы спасать подругу.

 А как же ты? Твоё мнение?

 Моё мнение никто не спрашивает, я вещь. Мама от этого в своё время сбежала, а ради дальнейшего своего благополучия,теперь решила пожертвовать мной.

 Так, — я вскочила с кровати. — Сколько времени у нас есть? Когда будет свадьба?

 Через семь циклов, это чуть больше двадцати месяцев впереди, — подруга лишь подтвердила то, что мне до этого сообщила тётушка. — Может мне повезёт, и цикл у меня будет максимально долгий, тогда получится выгадать побольше времени. В любом случае, понятно будет, когда мои больцые дни придут во второй раз.

А потом я решила, что уже можно и своей проблеме рассказать. Кто же знал, что это прям, поднимет мою подругу с кровати, она просто преобразилась, услышав про расследование. Глаза засияли,и она сразу попросила:

 Возьми меня, пожалуйста, с собой я так любила детективы читать , а тут целое расследование. Вживую.

Отказать я не могла,только попросила никому не рассказывать и даже брату.

 Брат и мама для меня теперь не существуют, — она мигом стала совершенно серьёзной, и вернулась на кровать. — Что это за семья, которая ради своего комфорта готова меня продать?!

Действительно семьёй это назвать сложно, как и моя мама, отдавшая меня учиться на поломойку. Хотя, конечно поломойка это не то, что у Лики. В общем, я предложила подруге считать нас сиротами и попробовать пробиваться по жизни самим.

 Да, если бы мой отказ от семьи еще и сработал, — грустно пожала плечами соседка, на моё предложение. — Но теперь уже ничего не изменить,до двадцати лет мать имеет право распоряжаться моей жизнью.

 Чего? — я почти крикнула, так меня возмутила данная информация. — Как?

 А вот так! — Лика глянула на меня глазами побитой собаки.

 А как она смогла избежать той же участи? — мне стало интересно, ведь бабушка Лики вполне возможно могла захотеть пристроить дочь в хорошие руки, по своему усмотрению.

 Моя бабушка умерла за полгода до свадьбы. Вот мама и сбежала.

 А где твой отец?

 Папа пропал, когда нам с Сержем было всего три года, мёртвым его никто не видел, но и живым больше тоже.

Я погрустнела, хотелось помочь подруге, но я не знала как.

 Иди, готовь ужин, — напомнила мне Лика. — Ты сегодня из-за моих проблем совершенно забываешь о дежурстве.

Проблем было две,и одна из них совсем не Ликина.

 Тебе чего-нибудь принести? — спросила я, выходя из комнаты.

 Принеси кипяток, я травки себе заварю.

Готовка ужина уже проходила в присутствии девчонок, то одна заскочит, то другая, благо Агнесса нас не посещала. У меня голова и так кипит от информации,только этой тараторки и не хватает, для полного счастья.

Три следующих дня прошли в обычном режиме: мы учились, Лика поправилась, и чувствовала себя хорошо, с братом она не разговаривала, а тот недоумевал почему.

Так как сестра его стойко игнорировала, он насел на меня.

 Зарина, чего она дуется?

 А ты не знаешь?

 Откуда я могу знать, если она со мной не разговаривает.

Я смотрела на него и пыталась понять: «Он, что реально, не

понимает, что предал сестру?!».

 То есть твоя радость по поводу её будущего замужества по принуждению должна была ею воспринята как нечто здоровское?

Он замолчал, похлопал глазами, видимо переваривая мой вопрос.

 А что с этим замужем не так? Какая разница за кого выходить, главное обеспечивают, — он неуверенно глянул на меня.

 Ну-ну. То есть спать с мужиком от которого тошнит — это ты считаешь нормально?

 Мама сказала, что на самом деле это не главное по жизни. Главное, чтобы тебя обеспечивали , а остальное можно перетерпеть, — и ведь он думал так на полном серьёзе. Он верил словам матери.

 А тебе не кажется, что стоит спросить у сестры, чего она от жизни хочет? Пусть ваша мама сама выходит замуж за этого старого пня! — я начинала кипятиться и повышать голос.

 Мама не может, она уже не девственница, — вынес свой вердикт парень.

 Проблема исправима, в моём мире делают операцию по восстановлению девственности, — сообщила я и осеклась, а я- то откуда про это знаю. Подумав тут же вспомнила, как наша школьная звезда, меняя парней как перчатки, сообщила, что она сейчас гуляет, а потом сделает такую операцию и выйдет замуж за богатея.

 Ну... — Сержик замялся. — Нас-то с Ликой не скроешь?

 А это как постараться! — ответила я,и пошла к подруге, мне надоел этот разговор. Подумалось, что я занимаюсь бесполезной тратой собственного времени.

Пересказала Лике наш разговор:

 Да, мама ему знатно мозги промыла. И мне она упорно втирала, что лучше замуж вот так, чем всю жизнь по гостиницам мотаться.

В основном разговоры крутились около этой темы. Я

отвлекалась на изучение летунов, после уроков, а подруга, шла на дополнительные занятия, после дня пропусков.

Ко мне каждый день приезжал преподаватель, который в дальнейшем был моим же инструктором. Звали его Инту Рому, и он был небольшого роста, седой, бородатый, и напоминал гнома. Его рост не мешал ему быть весёлым добряком. Он постоянно шутил и говорил, что из меня получится замечательная летунья. Мистер Рому очень впечатлился, когда у меня обнаружилась мощная связь с лунным кристаллом.

Лунный кристалл — камень белого цвета, на его силе поднимаются все летательные аппараты этого мира. Когда я до такого дотронулась,то моментально почувствовала очень приятное тепло, исходящее от камня. Мои мысли концентрировались, я начинала чётко думать, замечать мелочи вокруг,и как-то ощущала себя собраннее и увереннее.

Е[риближалась пятница — мой первый день практики. Лика к этому дню всё меньше вспоминала о своих проблемах, зато всё больше напоминала, что пора заняться расследованием. А я ведь,действительно, как-то подзабросила даже думать об этом. Вообще-то я ждала каких-то вестей от тёти. Она обещала свести меня с капитаном Саваром.

Е[еред тем как ехать на практику тётя меня решила немного преобразить. Не знаю, что она сделала с моими волосами, но после её манипуляций на моей голове красовались два озорных хвостика, зеленоватого оттенка.

— Это временно, буквально часа на четыре, — пояснила моя крёстная. — Само развеется. Е1,вет глаз я тебе оставлю тот же, но остальное изменю с помощью макияжа.

Что именно она со мной делала я так и не поняла, только заметила махание рук и сосредоточенность тётушки. Но когда я глянула в зеркало, не узнала себя. Моя физиономия стала больше походить на безликую Лику: бледное лицо, губы гораздо тоньше, чем были, глаза казались какими-то маленькими.

 Твои ямочки просто наваждение какое-то, ни в какую не хотят прятаться, — посетовала моя родственница.

Я попробовала улыбнуться, глядя на своё отражение. Получилась какая-то унылая гримаса.

«Н-да, улыбаться мне явно не стоит» — сделала вывод я.

 А как меня узнает мистер Рому? — забеспокоилась я.

 Он в курсе, что ты будешь немного другая. С него взято слово, что никто не узнает, что ты внучка своего деда, — пояснила тётя Лёка.

Я хмыкнула. Кому данное слово мешало развязать язык.

 Не ухмыляйся. Магически скреплённое слово нарушить, без ущерба для себя, невозможно!

Я хлопала глазами на это заявление, блин,тут ещё и такие штуки бывают. Да, надо мне как-то фэнтези почитать, может сам мир яснее станет.

 Тётя Лёка, ты можешь мне Гарри Поттера достать, почитаю, — медленно произнесла я.

Крёстная в ответ хохотнула, но пообещала, что книги будут.

 Надень костюм, это твоя форма на всю лётную практику, — она протянула мне нечто тёмно-зелёного цвета.

Костюм состоял из брюк, верхней курточки и был мне в пору. Я осмотрелась, решив, что всё и так сойдёт, попрощалась с моей крёстной и направилась к карете, ожидавшей меня около входа в колледж. Тётушка провожала меня до самых дверей местного транспорта, на ходу выдавая указания кучеру.

 А когда можно будет пообщаться с капитаном Саваром? — уже сидя в карете, спросила я, чудом вспомнив о своём деле.

 К следующим выходным обещал, что у него будет рейс в Верос,тогда и встретишься, — обнадёжила меня тётушка, закрывая плотно дверь повозки.

Когда мы отъехали от колледжа, я вдруг подумала, почему тут нет повозок без лошадей. В Армерии были, работали тоже на кристаллах, а тут почему-то сплошь и рядом одни лошадные кареты.

 Надо будет полюбопытствовать, — пробормотала я себе под нос.

Ехать одной было скучновато. Надо хоть книжку с собой в следующий раз прихватить, чтобы время не тянулось как резиновое и бесконечное.

Школа летунов располагалась на окраине Вероса, мы проехали по центру городка, миновав и дом моих бабушки с дедушкой.

На достаточно обширной площадке стояло три вида самолётов,или летунов, как их тут называли. Мистер Рому встретил меня около кареты и благодушно провёл экскурсию на лётном поле.

 Это летуны четвёртого класса, самые простые в управлении и лёгкие на подъём, — я смотрела на эти самолёты и вспоминала, что они мне напоминают те, которые я видела в фильмах про войну. Двойные крылья и место для двух пилотов.

 Дальше летуны второго класса, — продолжал экскурсию мистер Рому. Почему-то рассказывая на теории об управлении летуном, он умолчал о форме имеющего транспорта.

Второй ряд самолётов был немногим больше первых, но крыльев у него было всего два, по одному с каждой стороны, и они тоже были очень похожи на наши военные самолёты, но видимо более новые, чем были предыдущие.

 Ну , а Ласточки у нас самой последней модели, это летуны первого класса,и на них ты сможешь попробовать полетать, только когда получишь сертификат об обучении и готовность к самостоятельным полётам, — мой инструктор ласково гладил борт этой красотки.

Я не лукавлю назвав этот самолётик красоткой. И он действительно походил на ласточку, правда, оранжевой расцветки. Я на некоторое время застряла около крыльев, они выглядели очаровательно: пять перьев, вернее нечто имитирующее перья птицы, на конце крыла смотрелись презабавно. И хвостик у самолёта имелся, прям как птичий. В общем, Ласточка это и получалась.

 Ну, с нашими летунами я тебя познакомил, а теперь пойдём в контору, надо подписать кое-какие бумаги и инструкции.

Мы направились к небольшому зданию, располагавшемуся около края поля.

 Проходи через дверь, — попросил меня мистер Рому, — и посиди там, я сейчас.

Он остановился около самолёта, откуда тут же показалась чумазая физиономия какого-то парня.

Я протопала куда мне велели и, открыв двери, столкнулась нос к носу с еще одним представителем противоположного пола. Да каким представителем, вы бы его видели. У меня душа в пятки ускакала моментально. Чёрные вьющиеся волосы,до плеч, породистое лицо (я правда не разбираюсь в человеческих породах, но про таких именно так говорят), прищур синих глаз, в обрамлении густых иссиня-чёрных ресниц.

 О. Ещё одна пигалица решила расшибиться в лепёшку, — с ехидством в голосе, сказал парень. — Думаешь если личиком не вышла, то тут повезёт?

Мне стало обидно, от его голоса пробирало до дрожи, но при этом он меня явно обижал, уже потому, что я не парень.

 Алер, отстань от девушки, она потом тебе ещё фору даст, вот увидишь, — вовремя подоспел ко мне на выручку мистер Рому.

 Да, ну.... — он скептически кивнул головой, и так красиво при этом тряхнул волосами, что мне показалось, будто у меня сердце остановилось. — Ещё ни одна девчонка парням и в подмётки не годится. И от этой серой мышки навряд ли можно ожидать большего. Такие це бывают выдающимися.

Слушать дальше мой инструктор его не стал, вытолкал из коридора и пригласил меня пройти внутрь. Я опустила глаза, чувствуя, как мои щёки заливает румянец. Я не знала, насколько сильно тётушкино преобразование меня меняло, но надеялась, что пунцовых щёк никто не увидит.

Подписывая бумаги, я постоянно видела перед собой глаза этого парня по имени Алер, они были просто гипнотические. Двоякое чувство клокотало в груди: с одной стороны было обидно от высокомерия и надменности, с которой он на меня смотрел, с другой я чувствовала, если бы мистер Рому не пришёл вовремя, я бы растеклась лужицей, прямо в коридоре. Сердце колотилось как бешеное до сих пор,и я готова была сквозь землю провалиться, только бы не встречаться больше с этим красавцем.

— Ты на этого дундука внимания не обращай, — подал голос мистер Рому. — Он магически слаб, больше бравады и спеси. Но будь осторожна,девчонкам головы на раз задурить может.

Я потихоньку пришла в себя, отвлеклась на необходимые процедуры, и успокоилась.

А потом мы летали. Мне в первый день никто кристалл управления в руки не дал, да собственно сначала надо, чтобы настройка произошла. Тут один летун настраивается на своего пилота и летает только с его помощью. Лунные кристаллы очень чувствительны к ауре конкретного человека, и не могут настраиваться на нескольких одновременно. В общем,тут как- то мне всё казалось странным, хоть и объяснял мне мой наставник всё очень толково.

Верос с высоты птичьего полёта оказался маленьким городком. Я бы его даже деревушкой окрестила. Замок моих родственников стоял почти в центре, в окружении нескольких таких же вычурных особняков. Остальцая часть городка была милой и уютной, с белыми домиками и черепичными крышами, коричневого цвета. Отсюда, с высоты я приметила, что листва деревьев начинает желтеть. Осень тут явно гораздо позже начинается. Собственно в моём родном городе уже давно листья пожелтели и опадают, если конечно аномалия какая не приключилась.

После созерцания окрестностей, мистер Рому повёл меня знакомить с моим летуном, на котором мне предстояло учиться летать. Это было именно знакомство, так как машина тут воспринималась как живая, умеющая чувствовать. Может так думали, потому, что управление было почти осязаемое, пилот роднился с лунным камнем, в полёте соединяясь с ним в единое целое.

 Посиди в кабине минут десять, желательно положив руки на кристалл, — посоветовал мне мой инструктор. — Для первого раза этого будет достаточно. Завтра придёшь для закрепления связи, и мы попробуем просто завести двигатель. Летун должен к тебе привыкнуть и принять.

Я не сопротивлялась, выполнила требуемое, просидев в кабине пилота даже немного больше чем требовалось. Мне не хотелось отсюда выходить, сердце замирало от предвкушения чего-то очень чудесного, которое ждало меня впереди.

Но, всё хорошее когда-нибудь заканчивается,и сейчас мне надо было возвращаться домой. Я уже топала по направлению к карете, когда услышала голоса за углом. Как ещё догадалась остановиться.

 Инту притащил сюда ещё одну девицу, — я узнала голос Алера. — Будет нам пытаться доказать, что девчонки могут летать.

Я задумалась, откуда мне кажется знакомым имя Инту, а потом вспомнила, что тётя обращалась к моему инструктору по имени, называя его именно так.

 Вообще-то они летают, — я еле расслышала эту фразу,так тихо кто-то возразил этому заносчивому красавчику.

 Вилхо, если твоя сестра может поднять летун в воздух, это не значит, что все девочки на это способны, — гнул свою линию Алер.

Я сжала кулаки. Мне стало обидно за весь женский род. Ну, представьте себя, он то тут господь бог, так как в штанах ходит. А мы значит, о полётах и мечтать не можем, потому как девочки.

«Ну, я тебе покажу — девочки не могут летать!» — зло прошептала я, пообещав себе и высшим силам, если таковые тут имеются, что обязательно достигну максимального мастерства.

Разговор парней начал стихать, они явно отдалялись. Я тихонько прокралась к краю строения и выглянула из-за угла. Три молодых человека бодро шагали в сторону тропинки в город, уже миновали мою карету и прошли дальше, удаляясь от меня. Я благополучно добралась до своей повозки и, забравшись внутрь, поехала в колледж.