Понедельник

- Здесь планируется зимний сад. Хотелось бы получить заключение ваших специалистов, возможно это или нет, - серьезная девушка под сорок глядела на меня сквозь прозрачные линзы очков.

 

Я кивнула согласно. Хотя к моей компетенции этот вопрос никакого отношения не имел. Но я его задам. Специалистам. Что мне жалко, что ли?

На самом деле мне пока везло несказанно.

Когда я увидела в нижней строчке списка сегодняшних объектов известный дом по улице Мира, мне сделалось не по себе. Что это? Лариса Васильевна видеть желает? Зачем? Почему? Время визита светило вне моего рабочего графика: семь тридцать вечера. Двойная оплата гарантирована. Еще раз. Засада в чем?

Увидев даму дизайнера вместо любимой подруги Ивана, я невольно выдохнула. Действительно, рабочее задание. Люди хотят зимний сад. Крышесрывательно оригинальная идея. Да чудно! Мы нормально делали дело в пустом помещении левого крыла особняка. Восемь метров потолок. Остатки бывшей когда-то галереи свисали убито железной конструкцией вдоль стены. Высокие окна на три стороны света. Цветам и пальмам здесь понравится. Я честно слушала и фиксировала данные.

 Кажется, все, - удовлетворённо провозгласила я. Аллес.

Глянула на часы. Восемь вечера. Если уберусь прямо сейчас,

то успею к Мареку в больницу. Добрая медсестра обещала , что пропустит меня до девяти.

 Добрый вечер.

Жизнь надвинулась вплотную. Незабвенная Лариса Васильевна вошла под своды будущего тропического рая. Я мяукнула тихо про «здрассте». Дизайнер громким в пустом помещении голосом подробно докладывала о мечтах и планах.

Я тихо потопала к спасительным дверям.

 Я хотела, Ольга, с вами обсудить некоторые моменты, - ЛВ подошла на расстояние в шаг. Улыбалась. Что ей нужно? Я не хочу. - Пойдемте, выпьем чаю. Я приглашаю.

 Я спешу,извините. Мне нужно успеть в больницу к брату, - я улыбалась крайне мило, даже заискивающе. Мой дешевенький джинсовый костюмчик вполне укладывался в образ девочки-рассыльной. Любимые беленькие кеды. Косичка с розовой резиночкой. - Ведь уже поздно. Мой рабочий день закончился...

 А, ваш брат! Я его помню. Ничего страшного не случится, если навестите его завтра. Я оплачу вам все время визита, не переживайте, - хозяйка дома смотрела благожелательно. - Мы не долго. Перекусим чего-нибудь лёгонького. Поговорим о разном.

Она взяла меня нежно под локоток и повела в сторону гостиной. Я подчинилась с дурацкой застывшей улыбкой. Не драться же мне с ней.

 Этот чай мне привозят из самой Шри Ланки, - негромко и ласково начала ЛВ, самолично разливая чай.

Поведала о своих тамошних друзьях. Потом еще о ком-то, но уже связанном с ветчиной и конфетами. Через некоторое время дошла очередь до хлеба и московских баранок. Везде хозяйку дома любили, уважали и кланялись деликатесами и продуктами наивысшего качества. Я ела. Действительно вкусно. Что дальше? Но дальше пока не шло.

 Это портрет кисти Царева? - выступила я посередине гастрономических приключений.

Хотелось ясности. Ради чего я пожертвовала встречей со страдальцем Мареком?

 Да. Это некая дама, не помцю ее имя. Там написано на обороте, - ЛВ впервые за вечер посмотрела на меня, как на предмет одушевленный.

 Ваза с цветами на переднем плане сделана хорошо, - проговорила я негромко. Самой себе.

 Именно поэтому я приобрела картину, - кивнула хозяйка.

 Замечательная работа в стиле малых голландцев. Можно я подойду ближе? - я привстала со своего места, ответа ждала. Как прилежная и жаждущая знаний ученица.

 Да ради бога! Хоть ногтем поковыряйте , если вам интересно, - махнула ручкой ЛВ. - Иван мне рассказывал, что вы как-то разбираетесь в живописи. Кстати.

Я застыла к ней спиной, разглядывая тяжелую позолоченную раму.

 Именно о нем я хотела с тобой поговорить. Оля.

Вот оно! Не оборачивалась.

 Когда насмотришься вдоволь, вернись на место. Я хочу глаза твои видеть, Оля, - как бы попросила хлебосольная хозяйка. - Налить ещё чаю?

 Да, - выдохнула я.

Оля? Интересное имя. Отлепилась от портретов- натюрмортов. Села к столу, как было велено. Разглядывала веджвудскую чайную пару. Да. Не Дулево. Живут здесь не бедно. Как снаружи, так и внутри.

Я не буду разговаривать. Не открою рот. Не о чем.

 Мы с Федоровым давно вместе. Почти десять лет живем в гражданском браке. Знаем друг друга от и до. Так вот. Иван увлекается время от времени другими женщинами. В основном молоденькими, вроде тебя.

Густав Менгрейм. 7