Вылезла мокрая и злая. Растрепанная, как ведьма болотная. Оставляя темные следы на буковых досках пола, прошлепала туда, где молчала хозяйская спальня. Распахнула дверь. 100100

 

Егор полулежал в подушках и улыбался.

  • Ты! Я замерзла в твоем гребаном корыте насмерть! - я задохнулась от гнева. Даже дрожать перестала. Как он мог не прийти! Стояла голая в прозрачных узких трусах, бледная, как утопленница. Остывшая вода стекала по слегка зеленоватой от злости мне.
  • Не может быть. Я специально для тебя налил в бассейн подогретую воду. Ты слишком долго плавала. Я соблюдаю твои условия: не лезу целоваться, не пристаю, как ты выразилась, веду себя честно, как обещал, и мне это дается, видит бог, нелегко, - говорил он негромко. Не смеялся. Не нарывался. - Если хочешь, то можешь лечь рядом. Я не возражаю. Ты вся синяя от холода, смотреть больно. Обещаю вести себя прилично. Не хочешь целоваться, не буду. Ну же, скорей.

Егор явно хотел постучать ладонью по одеялу рядом с собой. Не рискнул. Провел пальцами по белому полотну, разглаживая складки. Ореховые глаза в розовом цвете проснувшегося нового дня тянулись покорным, на все согласным желанием. Я сдалась.

  • А мне целовать тебя можно? Или только тебе? - услышала я сквозь собственные жадные слюни на мышцах его живота.

Бергамот и острый, пряный запах живой смазки. Две недели воздержания. Тупой верности неизвестно кому.

  • М-м-м, - промычала. Гладкая кожа головки невозможно сладко прошлась по моим губам. Я поймала и провела языком по кругу. Еще раз.
  • Погоди, золотце мое, успеешь, - сказал Егор. Отвел осторожно мое лицо от своего паха. Сам быстро накатал резинку и лег сверху. - Не обижайся, прошу тебя. Я слишком долго ждал. Давай сначала так, а потом все остальное, как ты любишь. Я сделаю все, как ты захочешь. Время есть.

Я увидела его. Море добрым товарищем вышло на меня из-за поворота. Мы скучали оба. Я улыбалась добродушному взгляду сине-зеленого горизонта. Развела руки в стороны и пошла вдоль дороги, прикрыв веками глаза. Полдесятого утра.

  • Давай проведем сегодняшний день вместе, - предложил Егор. Поцеловал меня в голую спину. - Проваляемся в постели до обеда. Потом поедем поедим в каком-нибудь вкусном месте или закажем что-нибудь итальянское домой, я знаю приличный ресторан. Как захочешь.
  • Это вряд ли, - я улыбнулась. Повернулась к нему всем телом. Подставила себя ласковым губам. Хорошо. Просто отлично. И зачем я пряталась от него все это время? Кому от этого стало лучше?
  • Почему? Только не говори, что не хочешь. Я этого не переживу, - посмеялся Егор, усаживая меня к себе на живот. Поближе к известному месту.
  • Я работаю сегодня. Моя смена. Если побегу сейчас, то как раз успею, - я аккуратно слезла с партнера и с кровати заодно. Потянулась вверх сыто и радостно. Доктора я не стеснялась ничуть и никогда.
  • Давай выпьем кофе хотя бы, золотце мое. Возьми мою

машину, вечером вернешь, - он говорил осторожно откуда-то из подушек.

  • Ладно, милый. Вари кофе и кусок хлеба найди для меня, умоляю, - я унеслась в ванную.

Егор и кофе ждали меня. Я откусила от хлеба с маслом в его правой руке. Отпила от чашки в левой. Жуя, ткнулась лицом в колючую щеку.

  • Я вернусь сегодня после девяти, а на завтра возьму выходной. Не нужно машину. Я пробегусь с наслаждением.

Я легко бежала вниз по хорошей дороге. Белые кеды снова мелькали подошвами по асфальту. Деревья под горой отливали красно-желтым. Шеренга длинноногих сосен, надменных толстых елей и вертикалей кипарисов зеленели вечно.

Фа-фа! Клаксон. Красный кабриолет догнал меня.

  • Привет! Опаздываешь? - Давид ухмылялся мне припухшими, теплыми губами.
  • Привет, Давидик! Ты на свидании был? - я села рядом с водителем. Легко коснулась знакомой щеки.
  • Да замутил тут с одной, - притворно-равнодушно сообщил пацан, выруливая на дорогу левой рукой, правую положил на спинку моего сиденья. Выпендрежник.
  • Поздравляю, - искренне улыбнулась я его гордому профилю.
  • Пф! - Давид махнул рукой небрежно так, словно всю жизнь проходу ему девушки не давали, вот измучили буквально всего.

- Лола, ничему тебя жизнь не учит! Ты почему не позвонила вчера? Почему не сказала, что у Егора Аркадьевича ночевать осталась? - выговаривал мне Давид по-взрослому.

  • Я? Я не подумала. Ты же сам видел. Я ведь с ним ушла, - начала я оправдываться, сама не заметила, как.
  • Да кто тебя знает? Мало ли, что в голову твою кудрявую взбредет? - бухтел парень, копируя интонации доброй Кристины абсолютно. - Вот уважаемый Ееоргий Аркадьевич не забыл. Позвонил вчера Кристе. Доложился обо всем. Даже

рассказал, что ночуешь ты в комнате для гостей. Офигеть, как ты его выдрессировала. Вот. Ты забыла вчера.

Давид вынул из кармана на груди розовый айфон. Протянул, не глядя, мне. Машина остановилась у входа в караоке. Мы приехали. Рука моего друга безответно висела в воздухе.

  • Эй! Забирай свою игрушку, - он хотел сбросить аппарат с ладони мне на колени. Я резко выскочила из кабриолета поверх двери. Успела.
  • Ты чего? - Давидик поднял на меня изумленное лицо. Неповинный телефон завалился между сиденьями.
  • Давид, сделай мне, пожалуйста, одолжение, - тихо попросила я.
  • Все, что захочешь, дорогая, - тут же в тон отозвался он.
  • Забери этот чертов айфон. Хочешь - себе возьми, хочешь - продай, подари, в море выброси. Мне он не нужен.
  • Ты с ума сошла! Это же так дорого, - Давид говорил, а сам ухмылялся, словно передразнивал кого-то. - Я эту розовую хрень себе оставлю. Пусть все сдохнут от зависти!
  • Пусть сдохнут, - повторила я эхом.