• Сплошные компилляции и плагиат - и больше ничего. Да и не было никогда в Институте гума­нитарных исследований никакого подъёма. Я там
    проработал с 1963 года, можете себе предста­вить? Потом при Штырове нас выделили как от­дельный институт - Центр арктической архео­логии и палеоэкологии человека, поэтому книги мои пошли (не надо было издания через их ду­рацкие учёные советы проводить; деньги доста­ли - издали)...
  • То есть вы всё-таки утверждаете, что подъёма науки в 1990-е годы в Якутии не было? А как же тогда объяснить появление там работ высочайшего уровня Жанны Ле­бедевой, той же Галины Кэптукэ, Анны Мы- реевой?
  • Да, были отдельные исследователи. Но подъ­ёмом я бы это не назвал. Всё оставалось на том же уровне, что и раньше. В основном и в массе сво­ей примерно так: «этот сказал так-то, а тот сказал эдак», и это называли наукой! Я против такой компиляции. Директор Института гуманитар­ных исследований Василий Иванов - это вообще классический компилятор и плагиатор. У меня тёща говорила: не делай добра - не получишь зла. Я всегда с ней спорил: ты же делаешь добро не для того, чтобы добро взамен получить? И вот Иванов. Он в Новосибирске защищался. Уже, в принципе, был доказан плагиат в его доктор­ской. Но, во-первых, наш отдел археологии дал ему хороший отзыв (умел он, знаете ли, подстра­иваться, располагать к себе), а потом я догово­рился, чтобы ему мой друг Виталий Епифанович Ларичев, недавно от нас ушедший (вот, кстати, настоящий, величайший учёный и в то же время замечательный популяризатор науки), тоже дал хороший отзыв как историограф. После Лариче­ва Новосибирск уже не стал оспаривать диссер­тацию, потому что это уже получилось бы - про­тив Ларичева выступать... И Иванов меня благо­дарил очень сильно. А потом начал мне всякие гадости делать.

Кроме того, на якутский Институт гуманитар­ных исследований всегда давил Новосибирск. До Иванова у нас директором долгое время была Ев­докия Коркина. И вот с моей книгой 1977 года по­лучилась такая история. Коркина мне говорит: «Юрий Алексеевич, поставьте редактором своей книги Окладникова. Иначе нам придётся с вами расстаться, потому что отношение Окладникова к институту важнее, чем ваше пребывание у нас...» «Ну, положим, это ещё неизвестно, что для инсти­тута важнее... Но я при вас сейчас разорву, к чёрто­вой матери, рукопись, но не дам Окладникову быть редактором! Он уже был у меня редактором Белькачей! (имеется в виду кандидатская диссер­тация «Многослойная стоянка Белькачи 1 и пери­одизация каменного века Якутии», издание кото­рой растянулось с 1965 по 1969 год. - Ред.)»

А по поводу университета якутского мне по­нравилось, как Алексей Томтосов сказал, что они делают большую ошибку, замыкаясь на своих собственных выпускников, стараясь не пригла­шать преподавателей со стороны. Вы только представьте себе, мы проводили лекции в более чем десяти университетах США и Канады. А в Северо-Восточный федеральный университет, который совсем рядом с нами находится, нас

11

никогда не приглашали! Потому что их не устра­ивает наша принципиальная позиция. Я всегда говорю то, что считаю нужным, и неважно, пла­тят мне за это или нет. А им этого не нужно. Рань­ше этим университетом руководил Анатолий Алексеев (теперь он научный руководитель Ин­ститута гуманитарных исследований), а сейчас - Евгения Михайлова. Ну, какой она, к чёрту, рек­тор?! Она просто администратор. И начала там выкачивать деньги, создавать всякие структуры; профессора плачут... И дело там идёт к медленно­му такому, латентному разрушению.

  • Юрий Алексеевич, а как вы объясните такую ситуацию (как человек, близкий к литературе), что в Якутии всегда очень ин­тересно развивалась именно якутская на­циональная литература (Далан, Иван Гого­лев), а русская гораздо хуже?
  • Никогда я сильно внимательно за якутской литературой не следил. Да, там очень интерес­ные были национальные писатели. Но тоже - раз-два и обчёлся. Например, Далан (В.С. Яковлев, писавший под псевдонимом «Далан». - Ред). С Да- ланом мы были в приятельских отношениях, иногда по чашечке кофе или чая пропускали с ним вместе. Великолепные у него романы - и «Глухой Вилюй», и «Тыгын Дархан»... Я всегда го­ворил этнографам: этот писатель в тысячу раз точнее и правдивее описал древнюю этногра­фию, чем вы!

Русские тоже были писатели неплохие - Юра Шамшурин, Юра Чертков, Олег Косополянский...

  • Но эти русские писатели - всё же ло­кальное явление, и за пределами Якутии они мало кому интересны... А если вер­нуться к национальным писателям: поче­му, на ваш взгляд, так и не прозвучал Ни­колай Лугинов? Не потому ли, что он стал слишком политизированным? Вроде бы даже фильм сняли по его книге про Чин­гисхана (роман «По велению Чингисха­на»)? Что вы, кстати, скажете об этой книге как историк?
  • (смеётся) Вообще, относительно происхож­дения якутов у них как бы два лагеря. Первые хо­тят доказать, что якуты чуть ли не первопроход­цы на территории Якутии (за это, между прочим, нас и не любят в том же Северо-Восточном уни­верситете: мы говорим, а так оно и есть, что яку­ты - последние по времени завоеватели этой территории до русских). А другим обязательно надо, чтобы якуты происходили от Чингисхана или ещё какого-нибудь великого деятеля (прав­да, от Александра Македонского возвести генеа­логию у них не получается). Нашли какой-то ген европеоидный, начали огромные деньги тратить на это (есть там одна пройдоха-генетик), чтобы это развивать... Я им объясняю (есть у меня хоро­шие приятели-якуты): Вам это всё не нужно! Что­бы гордиться собой, вам хватает того, что вы адаптировали скотоводство к условиям Севера, к полюсу холода; когда-нибудь это станет вашей величайшей заслугой, потому что мир (южные его области) перенаселяется, и Север рано или поздно станет не просто местом выкачки полезных ископаемых (золота, алмазов, газа и нефти), но территорией для жизни...
  • А, с вашей точки зрения, когда всё-таки якуты пришли на территорию современ­ной Якутии, откуда и с какой целью?
  • Сейчас опять спорят, что - с Байкала. А мне кажется, что они пришли с Енисея. Там есть та­кая культура, похожая на курыканскую, которую В.В. Бартольд когда-то выводил...
  • А примерно когда, в каком веке они при­шли?
  • Я специально этим не занимался, но вот мой ученик Ваня Константинов - якут, кстати, очень хороший, он считал, что где-то в IX или в X веке. А русские пришли уже в XVII... Кстати, когда мне говорят, что Мочанов якутов не любит, я отве­чаю: «Ерунда это! Я не люблю плохих людей. Для меня совершенно безразлично - негр ты или норвежец. Важно - хороший ты человек или плохой!». Вот когда я собирался лететь в экспеди­цию на Новосибирские острова, у меня было че­тыре человека (среди них два русских и один якут), с которыми я занимался раскопками в За­полярье, а взять с собой я мог только одного. И я взял якута - Ивана Константинова, потому что это хороший, нормальный мужик. Он умер, к со­жалению, ещё в 1977 году. Я ему дал материал для книги «Происхождение якутского народа и его культуры». А потом мы ему ещё дали материал на железный век, который предшествовал якутам, и уже посмертно в Новосибирске вышла его книга «Ранний железный век Якутии» (1978). Но он по- настоящему этим занимался, у него был огромный талант!
  • А как происходило заселение якутами нынешней территории? Ведь первона­чально туда всё-таки пришли потомки тунгусов...
  • Сейчас я вам всё объясню. Однажды я присут­ствовал на какой-то конференции в якутском университете. (А университет в Якутии, как мы уже отметили, - это специфическое учреждение. Им нужно обязательно доказать, что якуты - пер­вопроходцы.) И вот идёт конференция, в зале большое количество молодёжи, и один выступа­ет и начинает рассказывать о том, как русские преследовали якутов - издевались над ними, на­силовали и т.д. Я не выдержал, поднял руку и го­ворю следующее: «Предыдущий выступающий многое говорил правильно. Но давайте подума­ем, а что делали с тунгусами якуты, когда пришли на территорию Якутии? Давайте тогда вместе с тунгусами проклинать якутов! Подождите, а тун­гусы когда пришли, что они делали с юкагирами? Давайте вместе с юкагирами проклинать тунгу­сов! А юкагиры когда пришли, разве здесь было пустое место? Нет, они гоняли предков коряков и чукчей. Давайте вместе с ними проклинать юка­гиров! А чукчи и коряки в свою очередь вытесни­ли предков эскимосов и алеутов. А те вытеснили древние американские племена, которые тогда жили на этой территории, и т.д. Фигурально вы­ражаясь, вся история вообще есть смена одних завоевателей другими...». Встаёт этот доцент и го­ворит: «Как!? Карл Маркс, Фридрих Энгельс и

 

Владимир Ильич Ленин нас учат, что история есть смена одной формации на другую путём классовой борьбы, а Мочанов нас учит, что исто­рия - смена одних завоевателей другими!?».

Что ещё сказать? Вытеснение одних наций другими - это больная тема, конечно. Помню, я выступал среди американских миллионеров и миллиардеров на тему колонизаторских завое­ваний. И сказал там американцам: «В чём отли­чие нас от вас? Дело не в том, что русские хоро­шие, а американцы плохие. Мы все, вроде бы, ко­лонизаторы. Но для вас было: хороший индеец - мёртвый индеец. Не потому, повторюсь, что вы такие плохие, а потому что вам земля нужна бы­ла, чтобы её пахать, разводить коров. А нам ну­жен был ясак - соболь и другие ценные породы меха, поэтому для нас каждый человек, который мог для нас этот ясак добывать, был на вес золо­та. Поэтому царское правительство не давало убивать местных жителей. И это всё сохранилось у нас исторически. Поэтому у нас и получили все национальные республики автономный статус и т.д.

  • А как бы вы охарактеризовали сего­дняшнюю политическую и творческую элиту Якутии?
  • У меня вышла статья «Национальный вопрос и как он решается в Академии наук республики Саха (Якутия)». Там я говорю, что национализм - это здоровое, биологически необходимое явле­ние. Почему нам, например, так трудно с Кавка­зом приходится? Потому что у них эта нацио­нальная гордость и воинственность на уровне биологии. В чём была ошибка Маркса и Энгель­са - умных, в общем-то, людей? Они социальное поставили выше биологического: пролетарии всех стран соединяйтесь. Но уже Первая миро­вая война показала несостоятельность этих идей. Об ошибке Ленина я уже и не говорю: ре­волюция в отдельно взятой стране. У Маркса и Энгельса речь шла о наиболее развитых (!) стра­нах - Франции, Германии, Англии и т.д., потому что, если в таких развитых странах построить коммунизм, - кто на них напасть посмеет? А мы в своей отстающей стране сделали революцию! Так что Сталин был логическим развитием Ле­нина. Ему уже обязательно нужно было делать военный лагерь - ведь вокруг нас все были вра­ги, которые хотели нашу страну уничтожить.

А национализм - это здоровое, необходимое явление, это желание прославить свою нацию какими-то достижениями за счёт созидательной работы самой нации. Чем мы гордимся? Ломоно­совым, Менделеевым, Королёвым, Гагариным, Достоевским, Толстым... А есть шовинизм - когда ты хочешь прославить свою нацию за счёт ущем­ления других народов. И, как правило, этот под­ход терпит неудачу. Вот когда-то маленькая Ма­кедония при Александре Македонском завоевала полмира, но что осталось от неё сейчас?

И среди якутов, как и в любой нации, есть и на­ционалисты, и шовинисты. Дай