• Утром вышел на набережную и увидел, как над Окой, перелетая че­рез мост, медленно двигалась цапля. Впервые вижу эту птицу в городе. Неужели прилетела из-за Волги? Цапля спустилась к острову, пролетела над деревьями и опустилась на небольшое озеро, образовавшееся из-за того, что река с нашей стороны у острова нанесла высокую песчаную косу. Теперь это всё заросло деревьями и кустарником. Никого на остро­ве не бывает, никто птиц не тревожит. Может быть, и правда, они себе там устроят «дом» — обживутся, размножатся.

Из звонков: Чугунов — в «Литературной России» вышли очередные отклики на его статью и его завершающий материал. Надо прочитать. Скатов — о нашей поездке даст материал в «Нижегородскую правду». Он всё ещё под впечатлением. Со многими делится, обзванивает. Вы­сказал несколько интересных соображений на дальнейшее. Из Совет­ского УВД (полиции) — по поводу дела О. Рябова. Проверяют и хотят встретиться со мной.

  • июля

Встреча со следователем по делу О. Рябова. Документами подтверж­дается перечисление ему денег из Союза писателей. Совсем малую часть он потратил на типографские расходы. Я потребовал, чтобы следователь узнал — куда делись остальные? Есть подозрение, что и договор под­дельный. Но это не меняет сути дела.

Звонил А.М. Коломиец — радость (наигранная) в голосе. Заверение в дружбе и прочее. Как всё это знакомо и как незначительны все эти сло­ва. «По делам узнаете их».

У отца Владимира новая идея — собрать все материалы по делу «ми­трополита Георгия» (статьи Чугунова и статьи-отклики других из «Лите­ратурной России») вместе, мне написать вступительную статью и издать эту подборку в виде отдельной брошюры. Чугунов опасается, что Геор­гий может занять либо Белорусскую, либо Санкт-Петербургскую кафе­дру, и хочет помешать этому. Я дал своё согласие по подготовке такой брошюры. Хотя всю эту возню не одобряю.

В Союзе писателей искал документы по просьбе следователя, и на­толкнулся на папку с протоколами собраний. Есть там и документ о том давнем нашем противостоянии с В.А. Шамшуриным (2002 год). К со­жалению — в редакции последнего. Это вторые экземпляры протоколов. Первые, видимо, уже сданы в архив — для истории.

В Центральной городской библиотеке Ирина Дементьева представ­ляет свою новую книжечку (совсем тоненькую) стихов «Любовные за­писки». Я опоздал более чем на тридцать минут, но вряд ли что-то су­щественное пропустил. Когда зашёл в читальный зал, выступал В.А. Шамшурин. Следом слово взял В.Ф. Карпенко, В.В. Карташов (Балахна), А.В. Фигарев. После и меня попросили сказать какие-то слова. Я искрен­не поздравил Ирину с выходом книги и с днём рождения. Мы из одного поколения, и значит, много общего пережили.

Я бы не пришёл на эту встречу, если бы она сама не звонила и не при­глашала.

Наталья Менжакина сделала вкладку с фотографиями для книги «Сро­ки. И наступит время правды». Мне кажется, получилось удачно. Только подписи пришлось подредактировать и продиктовать по телефону.

Жара продолжает мучить. Чувствую себя варёным. Но в Союзе писа­телей всё-таки разобрал документы в чёрной тумбочке.

Когда шёл по Кремлю — звонит А.М. Коломиец. Зовёт пить коньяк. Отказываюсь категорично. Хотя сам иду в «Волгагеологию» — надо про­верить почту. Туда же приехала Светлана Леонтьева. Просит отредакти­ровать её повесть. Совершенно не представляю, как можно работать с её текстами. Какой-то набор случайных слов. Хаос.

Забегает в мой бывший кабинет в музее А.М. Коломиец, зовёт к себе. В этой ситуации отказаться никак не получается. Выпиваем бутылку коньяка. После этого вечер потерян и состояние чумное.

Вот и настало моё 55-летие. В течение всего дня поздравления. Даже правительственная телеграмма от председателя нашего областного За­конодательного Собрания Е.В. Лебедева. И из Болдина поздравили. А так — В.Г. Калинина, В.А. Шамшурин, Н.Ю. Прибутковская, Б.И. Лу­кин (из Москвы), А.Ю. Аврутин (из Минска), А.П. Пашков, С. Леонтьева, В.Г. Цветков, Рагим Казиханов (из Дербента), А.И. Пафнутьев, Г.Г. Ше- лехов... Всех не перечесть. Но этих-то записал для доброй памяти.

  • июля

С Володей Цветковым сходили за водой в Печорскую слободу. Источ­ник Казанской иконы Божией матери. Вниз спустились по лестнице (ме­таллической) от бывшего консервного завода (теперь в его цехах авто­сервис). Поднимались по левой бетонной, более крутой лестнице. Перед этим осмотрел бывшее кладбище, мимо которого проезжал десятки лет, а зашёл на его территорию впервые. О кладбище здесь уже ничего не напоминает. Но и сквер сделать не получилось — всё порушено, забро­шено, завалено мусором! Мерзость запустения.

Понедельник, и опять звонки с поздравлениями. Художник Виктор Калинин из Москвы ещё и сообщил, что портрет мой почти закончил. Сейчас уезжает на Афон, а осенью можем повидаться, и он поделится новыми впечатлениями.

Звонили из нашего министерства культуры.

С Георгием Шелеховым вывез остатки коробок из «Волгагеологии». Те­перь осталось освободить стол.

Сегодня устраиваю что-то вроде дня рождения у себя в Союзе пи­сателей. Приехал отец Владимир после встречи с С.П. Чуяновым. Они примирились. И значит, он издаст ему книгу писем Е.А. Расторгуева. А цена вопроса, как я понял, сюжет о Чугунове в телепередаче Сергея Пе­тровича «Контуры». Конечно, я не хочу ни с кем воевать. И всё-таки. Я сказал Чугунову, что Чуянов никогда не будет нашим сторонником. По своим взглядам он ближе к нашим врагам. И обязательно от тебя, после издания книги, отвернётся.

Застолье прошло скучно. Выпили много водки. Праздника не было.

Встречался с помощницей академика РАН Александра Григорьевича Литвака по общественной палате при губернаторе. Прошлый наш раз­говор вроде бы не прошёл даром. Академик готовит своё предложение главе региона по творческим союзам. Отдал Муромцевой Галине Михай­ловне текст своего выступления на совещании у Г. Суворова, последний номер «Вертикали. XXI век».

Вкладка с фотографиями готова. Можно печатать. Текстовой блок уже отпечатан. Работа над книгой «Сроки» завершена. Теперь очередь журнала — 37-го номера.

22 июля

Воскресенье, тепло. Несколько дождливых дней позади. Вчера вернул Сергею Шестаку рукопись его «религиозно-исторической книги», кото­рую прочитал не без труда, но с интересом. Сергей собрал много инте­ресного материала о религиозных спорах IV века — об Арии и спорах вокруг его взглядов на Христа, о первом Вселенском Соборе. В тексте много повторов, некой сумбурности в подаче материала, но она облада­ет одним главным достоинством — передаёт атмосферу (определённого свойства) того далёкого времени, «раскрывает» взгляд читающего на то, что догматы православия формировались, формулировались и утверж­дались в борьбе (и не только интеллектуальной, но и физической) — они есть плод человеческих страстей и компромиссов.

У меня накопилось много незавершённой работы. Надо садиться пи­сать, но не могу себя заставить (поэтому и на источник поехал), не могу сосредоточиться. Даже за новую книгу повестей Михаила Тарковско­го — не идёт чтение. Только к вечеру смог прочитать несколько страниц. И вот день заканчивается. Время приближается к полночи. Решил пере­писать сюда поздравления с 55-летием из телефона: «Уважаемый Вале­рий Викторович! Самые искренние поздравления с юбилеем примите от болдинцев. Всего Вам самого доброго в личной жизни, а также большо­го творческого признания и долголетия. Жиркова Н.А.» «Поздравляю с юбилеем! Желаю полётов во сне и наяву. Прибутковская». «Валетий Вик­торович, дорогой Вы наш писатель! С юбилеем! Здоровья, творчества, удачи, новых книг, признания! Раида и Александр (Мюрисеп)».

А на источник ездил один. Город пуст. На дорогу много времени не понадобилось. Вверх по лестнице с водой поднимался почти без отдыха. Хотя и чувствовал временами — сердце в груди стучит гулко, натружен- но, с перегрузом.

Поздно вечером звонок А.В. Фигарева по поводу приглашения в Се­мёнов. Обращается на «вы», с почтением. И противно от его подобостра­стия.

  • июля. Семёнов

Ездили с Владимиром Цветковым на машине Дмитрия Фаминско- го. Для Дмитрия это первый «выход в свет». Приехало в Семёнов и ещё несколько человек из нашего Союза писателей — Людмила Калинина, Александр Фигарев, Юрий Хромов, Маргарита Шувалова. В центральной библиотеке района, а затем в историко-художественном музее прошли «мероприятия, посвящённые празднованию 105-летия со дня рождения поэта Б.П. Корнилова». Всё было просто, без затей. В библиотеке показа­ли фильм о приезде в Россию (она сейчас живёт во Франции) дочки Бо­риса Корнилова, о самом поэте. Впрочем, фильм довольно сумбурный. Хотя интересные факты, особенно из его следственного дела, были по­казаны и прочитаны. И главное — донос на Корнилова написал Лиснев- ский (поэт) за стихотворение «Ёлка». Низость и подлость человеческая живучи во все времена.

Во дворике музея выступали, читали стихи.

Говоря своё слово, я отметил, что в первые двадцать лет после рево­люции русских поэтов убивали целенаправленно. Для сравнения привёл судьбу Бориса Пастернака (его не уничтожили, а «заточили» в двухэтаж­ной даче в Переделкино и в московской квартире с любимыми женщи­нами). А завершил выступление стихами Фёдора Тютчева.

В музее открыли и выставку (стенд), посвящённую краеведу Карпу Васильевичу Ефимову. Я встречался с ним в Союзе писателей один раз, случайно. По его просьбе подарил ему «Искушение» — Карп Васильевич собирал книги с автографами, а у Александра Фигарева как раз лежала моя книга.

После ездили на кладбище, на могилу Ефимова. Ведь он большую часть своей жизни посвятил изучению судьбы Бориса Корнилова, ра­зыскивал документы, устанавливал места, с ним связанные, его стара­ниями теплоход и электричка названы именем поэта (у нас в Нижнем Новгороде).

Заехали и в музей хохломы. Новый, ещё по-настоящему и не обжи­тый. Но красоты там выставлено много. Один только полностью засер- вированный стол чего стоит. Для нас все эти изделия, по своей стоимо­сти, непомерно дороги.

Назад, после обеда в кафе, ехали втроём. Останавливались на берегу Волги на месте бывших сибирских пристаней. Ни один камушек не на­поминает мне моё детство. И от этого так горько на сердце. Как быстро­течно, неостановимо время! И как быстро проходит жизнь.

Вновь жара. Работаю с трудом по несколько часов в день. Теперь все думы о следующем номере журнала. Но Наташа Менжакина всё ещё полностью загружена работай Чугуновым — делает макеты его книг. К «Вертикали» и не приступала.

В.Г. Цветков «плотно» занялся «письмами в инстанции» — подготовил и отнёс их в городскую администрацию, в Советский отдел полиции (какое противное слово). Позвонил Анатолий Александрович Абрашкин (доктор наук, физик, познакомились в Семёнове в воскресенье) и на­говорил много добрых слов по поводу моей книги «Душа живая...» (в Семёнове ему её и подарил), высказал желание серьёзнее познакомить­ся с моим творчеством. Сейчас он в деревне. Договорились, что когда вернётся в город, то встретимся и обменяемся книгами. Главное, что мы люди одного мировоззрения, одних оценок, у нас одни ценности.