Наташа Адрианова впервые пришла в Союз на улице Рождественской. Пришлось ей разъяснять историю воровства (а иначе это не назовёшь) денег с нашего счёта. Она подписала письма (по моей просьбе), которые отдала Александру Ломтеву по поводу исключения Олега Рябова из ко­миссии по литературному наследию Юрия Адрианова. Письма (включая и мой экземпляр) распечатаны на принтере, но не завизированы. Теперь это официальный документ, который можно использовать публично.

Пришёл Михаил Садовский, принёс фотографии из Семёнова. И ока­зался свидетелем, как Наташа дважды сказала: «Если надо будет где-то выступить против Рябова, говори, и я это сделаю».

Подробнее...

  • Утром вышел на набережную и увидел, как над Окой, перелетая че­рез мост, медленно двигалась цапля. Впервые вижу эту птицу в городе. Неужели прилетела из-за Волги? Цапля спустилась к острову, пролетела над деревьями и опустилась на небольшое озеро, образовавшееся из-за того, что река с нашей стороны у острова нанесла высокую песчаную косу. Теперь это всё заросло деревьями и кустарником. Никого на остро­ве не бывает, никто птиц не тревожит. Может быть, и правда, они себе там устроят «дом» — обживутся, размножатся.

    Подробнее...

Я не иронизирую. Я оскорблен. Посмертный брак! Как женщина, воспитанная в буддистской традиции, может соглашаться удерживать душу таким способом и мешать ей дующую инкарнацию?!

  • Как раз чтобы этого избежать, мне и нужна сегодня но­чью твоя помощь. Мы с тобой совершим ритуал проводов Марка, чтобы помочь ему покинуть материальный мир.

Опершись на подлокотники кресла, я приподнимаюсь, за­тем, ослабив хватку, плюхаюсь обратно.

Подробнее...

Я едва могу выговорить:

  • Но ты, Юнь... Я могу понять Марка, я поступил бы так же, если бы, придя в себя после комы и узнав, что не смогу больше ходить, оказался совсем один... Но ты, как ты могла взвалить на себя такой груз? Неужели ты оставила свою роди­ну, все бросила... чтобы приехать сюда, выйти замуж за мерт­веца и опекать его друзей?

    Подробнее...

Она пристально смотрит на мою молитвенную мельницу, стоящую на разделочном столе — я привез ее из монастыря в Гянтзе1. И говорит тихо, но твердо:


~ Тибет всегда был частью Китая.

  • Ничего подобного. Правительство колониальной Ин­дии так постановило в 1890 году, чтобы упростить торговлю.
  • Это западная пропаганда.
  • А вторжение 1950 года якобы с целью “освободить Ти­бет от империалистических сил”, хотя с 1912 года там уже не было иностранного присутствия, — тоже пропаганда? А мил­лион жертв, пытки, стерилизация женщин, уничтожение культурного наследия, лесов, диких животных, а отравление почвы ядерными отходами, чтобы целебные травы стали смертельно ядовитыми, — тоже пропаганда буддийских мо­нахов?
  • Это все только пустые слова.

    Подробнее...